четверг, 2 марта 2017 г.

Балерыя Мэсынг. Гулец Ігар. Койданава. "Кальвіна". 2017.


    Ігар Мікалаевіч Крывушэнка /мянушка – Электронік/  – нар. 10 лютага 1964 г. у сталіцы Беларускай ССР, у складзе СССР, м. Мінск.
    Выхаванец футбольнай школы СДЮШАР-5 (Мінск). Гуляў за юнацкую зборную СССР. Выступаў за мінскае “Дынама”, дубль (1980-1984), гарадзенскі “Хімік” (1985-1987), фрунзэнскую «Алгу» [Кіргіская ССР] (1988), акцюбінскі “Акцюбінец” [Казахская ССР] (1989), алданскі “Мэталюрг” [Якуцкая АССР, Якуцкая-Саха ССР, Рэспубліка Саха (Якуція)] (1990-1993), якуцкае “Дынама” [Рэспубліка Саха (Якуція)], гулец-трэнэр (1994-1995)], улан-удэнскую “Селенгу” [Рэспубліка Бурація] (1996), магілёўскае “Тарпэда-Кадзіна” (1997). Працаваў трэнэрам “Тарпэда-Кадзіна” (1998), трэнэрам фарм-клюбу “Зьмена-БАТЭ” (1999-2000). Ад 2001 г. па 2004 г. трэніраваў дублюючы склад БАТЭ. Ад 2005 г. па 2007 г. галоўны трэнэр БАТЭ. Ад 13 лістапада 2007 г. галоўны трэнэр мінскага “Дынама”. Ад 2011 г. да ліпеня 2012 г. галоўны трэнэр гузарскага клюбу “Шуртан” [Рэспубліка Узбэкістан]. У лістападзе 2012 году ўзначаліў жодзінскае “Тарпэда”-БелАЗ. 1 сакавіка 2017 г. прызначаны галоўным трэнэрам нацыянальнай зборнай Рэспублікі Беларусь.
    Балерыя  Мэсынг,
    Койданава

                                                                      ДАДАТАК

                          «ПУДЫШЕВУ  ВАННУ ИЗ ШАМПАНСКОГО СДЕЛАЛИ,
                                                                 Я СВИДЕТЕЛЬ»
    Еще недавно для российского футбола Игорь Криушенко был «каким-то белорусом». Что там выиграл — два чемпионата с БАТЭ? Да знаем мы, что это за чемпионат. Где, говорите, играл — в Якутске и Улан-Удэ? Все понятно. А ему сезона хватило, чтоб взять «Сибирь» и вывести ее в премьер-лигу. Многие разинули рот.
    — Какая задача стояла перед прошлым сезоном?
    — Побороться за «пятерку».
    — В какой момент поняли, что реально замахнуться и на другие места?
    — Когда начался чемпионат. А когда первый круг прошли здорово, укрепился в этой мысли.
    — Говорят, отстирывать костюм от шампанского не так просто. Вам удалось?
    — Удалось. Я был готов к такому раскладу — и специально оделся во все спортивное.
    — Вас качали по случаю выхода в премьер-лигу?
    — Качали! Прямо на поле!
    — Что чувствовали?
    — Приближение к звездам.
    — Кто-то из тренеров мне описывал ощущения: «Думал об одном — лишь бы не уронили».
    — А меня качали в четвертый раз — так что я опытный. Знаю, как правильно группироваться. До этого было два чемпионства и Кубок Беларуси. А поздравлений сколько было — из той же Беларуси!
    — Хорошо принимать команду после тренера Оборина? Она злая, подолгу на сборах сидевшая — и оттого чуткая к доброте...
    — Понял, о чем вы. Возможно, смена в отношениях футболистов с тренером и сыграла мне на руку. Но плохо о предшественнике говорить не стану.
    — После отставки Лаудрупа футболисты подошли к Карпину с просьбой разрешить включать перед тренировкой музыку. О чем просили вас?
    — Ни о чем. Хотя индивидуальных бесед я вел много. Штрафы за нарушение режима были, до 20 процентов от зарплаты доходило, но когда был перерыв, я сам мог посидеть с футболистами, выпить. Что в этом страшного? Но когда мы работали — то работали.
    — Что надо было подправить в команде, чтобы она так взлетела?
    — Объединить ребят. Научить получать удовольствие от футбола. Постарался убрать всякий страх перед тренером — я так отношения не строю.
    — Олимпийский чемпион Игорь Скляров прислал в Новосибирск из США резюме — и его взяли спортивным директором. Вы тоже присылали?
    — Присылал. Потом встретился в Москве с представителем попечительского совета.
    — Когда услышали про резюме — вам не показалось это странным?
    — Показалось. А потом подумал: это для Беларуси я тренер известный, а для России кто? Это сейчас меня знают. В ВШТ учусь вместе с Сергеем Подпалым, Ваней Ляхом, Федей Щербаченко, Зурабом Саная, Погосом Галстяном, Олегом Саматовым... Уже чувствую себя российским тренером.
     — Когда вы выиграли чемпионство с БАТЭ, сдержали обещание и сбрили усы. А когда выбирались наверх с «Сибирью»?
    — Тоже обещал, но не сдержал. Жена попросила не брить. Перед командой как-то отшутился — простили.
    — Вы, говорят, большой мастер разрядить обстановку. Как делали это в Новосибирске?
    — После матча — баня с пивом. Почему нет? Один раз, когда был приличный перерыв между кругами, вывезли ребят с семьями на Обское море. Природа там великолепная. Катались на катерах, взяли две яхты, шашлык делали...
    — Один классик белорусского футбола переходил в раздевалке на стихи. Не ваш метод?
    — Не мой. Я отыскиваю слова попроще.
     — Даже Сколари, принимая «Челси», сказал: «Мне очень страшно». Вам тоже страшно перед премьер-лигой?
    — Я привык ничего не бояться. Чего пугаться, раз уж окунулся в это дело? Я за здоровый авантюризм.
    — За какой случай в жизни особенно благодарны своему ангелу-хранителю?
    — Совсем недавний. Случился обширный инфаркт — прямо за рулем. Будто кол в грудь вбили. Хорошо, ехал мимо городка Жодино, еще двое товарищей в машине были. Добрались до больницы — и узнал, что со мной. Никогда прежде на сердце не жаловался. Благодарен ангелу-хранителю, что не оставил жену, дочку и мать без меня.
    — Тогда впервые поняли, что вы не железный?
    — Да. Осознал, что в жизни может случиться всякое. Но страха не было, как ни странно.
    — По-прежнему принимаете все футбольное близко к сердцу?
    — А как иначе? После проигранного матча не могу заснуть. В два ночи забудусь, а в шесть уже просыпаюсь — с той же мыслью.
    — Ваш друг Сергей Подпалый поехал на стажировку в «Уиган» и был поражен: после каждой тренировки футболистов загоняют в бочки с ледяной водой. Вы такого не делаете?
    — Этот способ восстанавливаться тысячу лет известен. Мне Глеб рассказывал, он подглядел это в «Штутгарте». Олимпийская сборная Беларуси, готовясь к Пекину, применяла криосауну после тренировок.
    — А это что такое?
    — Сауна, в которой азот дает серьезную минусовую температуру. Отличная штука. Жаль, на сборе этого не сделаешь.
    — Вы смотрели тренировки Райкарда. Наверняка думали: «Чем как тренер я ему уступаю?»
    — Я для себя решил: знаю еще мало. И когда общался со Слуцким, понимал — очень мало знаю. Мне хочется все время черпать какие-то знания... Я внутренне остаюсь молодым человеком. Общаешься с молодежью — и душа не стареет.
    — Самая памятная установка в жизни?
    — Когда в минском «Динамо» в первый раз услышал от Эдуарда Малофеева про стадо павианов — как те отбили у львов своих детенышей. Когда Эдуард Васильевич в конце воскликнул: «Так есть ли среди нас такие павианы?!» — я чуть со стула не упал. Потом оглянулся — а все вокруг серьезные-серьезные. Привыкли уже. Помню еще, привез он к нам бывшего акробата Михаила Цейтина — участника Парада Победы 45-го года. Так он до сих пор работает в МТЗ-РИПО. Месяц с ним позанимался — стал кульбиты крутить. Никогда за собой таких способностей не подозревал.
    — В хоккейной «Магнитке» 90-х вратарей после неудачных матчей отправляли к экстрасенсам. Вы через такое проходили?
    — Во фрунзенской «Алге» был психолог. Я хохотал от его сеансов.
    — Ваша фраза про чемодан тренера, который всегда должен быть собран, стала крылатой. Ваш сейчас собран?
    — В Новосибирске болельщики на сайте написали: «Отберите у Криушенко чемодан». Но тренер должен быть готов ко всему.
    — У тренеров развита интуиция. Что подсказывает ваша насчет близкого сезона?
    — Я настроен на позитив. Все будет хорошо.
    — Курбан Бердыев как-то год сидел без работы — жил на пенсию тещи. А в вашей жизни была настоящая нужда?
    — Была. И я тоже жил на пенсию тещи. В первый раз — когда служил в армии. Играл тогда за Гродно, получал гроши, мне официально платить зарплату нельзя было. Теща-пенсионерка устроилась на работу, чтоб нас прокормить. Жена тоже работала, и только я, здоровый мужик, не приносил в дом ни копейки. А во второй раз — когда играл полгода в Якутске. Никому нужен не был. Страшный момент. Потом продал за 500 долларов чек, который получил на автомобиль. Это три года моей жизни в Якутске и Алдане. Должен был с ним ехать в Тольятти получать «девятку» — и тут Союз разваливается…
     — Пудышев понял, что такое Якутск, когда сошел с трапа самолета и не смог закурить. А вы?
    — Из Якутска в Алдан летали маленькие самолеты. Ночью приземлились, надо было до утра перекантоваться в аэропорту. На подлете объявляют: «Минус 45». Мы вышли, быстренько в автобус, в аэропорту тоже натоплено. Думаю: «Говорили — морозы, а это ерунда какая-то...» Наутро Як-40 на Алдан, возле трапа нас задержали минут на пятнадцать — так у меня пальцы ног скрючились. Я час лета их оттирал и пытался разогнуть — но не смог. На подлете объявили: «Минус 55». Вот тогда-то я все и понял.
— Пудышева заманили в Якутск, пообещав ванну из шампанского. В вашей жизни такая ванна была?
— Я не столь амбициозен. А Пудышеву ванну сделали, я свидетель. Он вообще мастер неординарных поступков. Недавно вернулся на поле — и в 55 лет отыграл матч Кубка Беларуси!
— А из жизни в Улан-Удэ что не забудете никогда?
— Как при мне резали кабана — одним ударом в сердце. Потом делали шашлык. После шашлыка команду неделю собирали. Весело жили
    Юрий Гольшак,
    фото ФК «Сибирь»
    10. 02. 2010. «Спорт-Экспресс».