среда, 18 февраля 2015 г.

Люкса Жмудзін. Шрубалёт. Койданава. "Кальвіна". 2015.


  
      Ян /Иван/ Тадэвушавіч /Фаддеевич/ Зубрыцкі /Зубржицкий/ - нар. у 1861 (1863) г. ва вуездным м. Кальварыя Аўгустаўскай губэрні Расейскай імпэрыі, у каталіцкай сялянскай сям’і, ды вызначаў сябе жмудзінам. /Зубржицкий, Ян Фаддеевич. // Деятели революционного движения в России. Био-библиографический словарь. Т. 2. Семидесятые годы. Вып. II. Ж.-Л. Москва. 1930. Стб. 472./
    Працаваў у канцы 1870-х гг. у Кіеве ў чыгуначных майстэрнях слюсарам і вёў прапаганду сярод працоўных. Карыстаўся мянушкамі: Ивановіч ды Ян. Належаў да кіеўскага рэвалюцыйнага гуртка, які быў заарганізаваны ў 1878 г. Іванам Басовым, дзеля здабываньня сродкаў, на рэвалюцыйныя мэты (таксама ў гуртку Басава знаходзіўся і Платон (Фаддеевич? Зубржыцкі), сын селяніна, які меў спэцыяльнасьць пераплётчыка).
    Ян Зубрыцкі удзельнічаў у сьнежні 1878 г. у спробе рабаваньня пошты. Арыштаваны 11 сьнежня 1878 г. у Жытоміры і пры арышце аказаў узброены супраціў. Быў аддадзены 16 красавіка 1879 г. па справе Більчанскага, Горскага і інш. ваенна-акруговаму суду. 7 ліпеня 1879 г. Кіеўскім ваенна-акруговым судом прысуджаны да 20-ці гадоў катаржных прац ды пасьля адбыцьця пакараньня на пажыцьцёвае паселішча ў Сыбіры.
    На Кару, у Забайкальскую вобласьць, прыбыў 8 сакавіка 1880 г. 29 лістапада 1888 г. пераведзены ў вольную каманду. Па маніфэсьце 17 красавіка 1891 г. тэрмін катаржных працаў скарочаны на траціну і ён быў адпраўлены на пасяленьне ў Якуцкую вобласьць
    16 верасьня 1892 г. этап, у якім знаходзіўся Зубрыцкі, вырушыў з Іркуцка і 8 чэрвеня 1893 г. прыбыў у Якуцк.
    24 красавіка 1892 г. быў уселены ў Хамагацінскі насьлег Намскага ўлуса Якуцкай акругі Якуцкай вобласьці, дзе праз нейкі час пачаў патрабаваць пазыкі дзеля пабудовы ім крухмальна-цукровага заводу.
    16 чэрвеня 1894 г. Зубрыцкага перавялі ў п. Амгу Якуцкай акругі. 27 верасьня 1893 г. ён зьдзяйсьняе ўцёкі з месца пасяленьня і даходзіць пешшу ад Амгі да Ханкаюкі. 2 кастрычніка 1893 г. быў арыштаваны ды зьняволены ў якуцкую турму, але і адтуль ён уцякае, ды няўдала. Вызвалены ад пакараньня па моцы маніфэста 14 лістапада 1894 г., быў ўселены на ранейшае месца.
    Пасьля 1900 году жыў у Якуцку, дзе займаўся гандлем і падрадамі, аўтар праектаў добраўпарадкаваньня Якуцку.
    У 1902 г. Зубрыцкі задумаў пабудаваць шрубалет і ў 1908 г. ён даслаў праект свайго апарата, які назваў “Яналёт” іркуцкаму генэрал-губэрнатару ды ў Санкт-Пецярбург.


    11 жніўня 1909 г. атрымаў права паўсюднага жыхарства ў Расейскай імпэрыі, акрамя сталіц і сталічных губэрняў, але застаўся ў Якуцку.

    Ваенны камунізм бальшавікоў Зубрыцкі не прызнаў і зачаста казаў: “Усё зло ў паўпэрызму”. Апошнія гады жыцьця пакутаваў на вар’яцтва.
    Ян Зубрыцкі памёр 6 сакавіка 1925 г. у Якуцку.
    Асабісты фонд “И. Ф. Зубржицкого (ф.484-и)” захоўваецца ў Нацыянальным архіве Рэспублікі Саха (Якутыя) у Якуцку.
    Літаратура:
    Зубржицкий, Ян Фаддеевич. // Деятели революционного движения в России. Био-библиографический словарь. Т. 2. Семидесятые годы. Вып. II. Ж.-Л. Москва. 1930. Стб. 472.
    Пестерев В.  Мечта Ивана Зубржицкого. // Молодежь Якутии. Якутск. 19 марта 1992. С. 11.
    Проект вертолета И. Ф. Зубржыцкого. // Пестерев В. И.  Аэропланы над Землей Саха. Кн. 1. Якутск. 1993. С. 24-27.
    Краткий справочник по фондам ЦГА ЯАССР с филиалами (1701-1985 гг.). Якутск. 1989. С. 3.
    Спиридонов Г.  За «черный передел». // Якутия. Якутск. 5 октября 2012.
    Вертолет – изобретение белорусское. // Ермоленко В. А., Черепица В. Н.  400 имен: жизнеописания видных деятелей истории и культуры Гродненщины (с древнейших времен до начала ХХ века). Гродно. 2014. С. 162-166.
    Зубржицкий Иван Фадеевич (1861-1925). // Путеводитель по фондам архива. В 2-х частях. Ч. II. Якутск. 2014. С. 473-474.
    Люкса Жмудзін,
    Койданава.

                                                                ДАДАТАК

                                    ВЕРТОЛЕТ ИЗОБРЕТЕНИЕ  БЕЛОРУССКОЕ
    «Его превосходительству господину Якутскому губернатору. Прошение. Имею честь еще раз напомнить вашему превосходительству, что летательная машина, над изобретением коей трудился более десяти лет, представляет собой шлюпку, герметически крытую щитком; то и другое сделано из алюминиевой жести, окрашенной масляной краской небесного цвета...».
    Десять страниц убористого текста с уже забытыми сейчас ятями, фитами. Подпись под прошением: «Иван Фаддеевич Зубржицкий». Датировано 1905 годом. Это - пожелтевшие от времени хрупкие листы «Дела ссыльнопоселенца, государственного преступника», недавно обнаруженные в дебрях Центрального государственного архива Якутии. Доносы, рапорты, пересыльно-этапные листы, полицейский журнал с ежедневными отметками. Казенные бумаги с двухглавыми растопыренными орлами и грифом «секретно».
    Архивные документы как бы переносят в затхлую атмосферу далекой северной окраины Российской империи. Здесь томился отданный под гласный надзор полиции человек, «посягнувший на существующий в империи строй». Человек, щедро одаренный природой и с высокими идеалами.
    Родился Иван Фаддеевич Зубржицкий (1861-1925) в семье белорусского крестьянина на Гродненщине. Его детство и юность пришлись на годы, когда в России ширилось движение народников. С головой окунулся Иван в революционную работу, и в неполные 18 лет был арестован и приговорен к ссылке в каторжные работы на 20 лет, а по окончании срока работ к поселению в Сибири.
    8 марта 1880 года Зубржицкий прибыл по этапу к месту назначения - в Карийскую тюрьму, одно из самых страшных мест Нерчинской каторги в Забайкалье. В первый же год группа заключенных стала готовиться к побегу. В последний момент Ивана исключили из числа беглецов: появились сомнения, что у изможденного юноши хватит на это сил. Побег оказался удачным. Всех, кто соприкасался с беглецами, допрашивали с пристрастием, но никто не выдал товарищей. Из приговора Иркутского губернского суда: «Зубржицкого за сокрытие следов побега и за недонесение начальству о задуманном арестантами преступлении оставить в сильном подозрении».
    Тяжелый труд в рудниках, постоянное унижение, скверная пища - день за днем, год за годом... Одна отрада: арестантам не возбранялось читать. Иван читал запоем, каждую свободную минуту. Несколько технических предложений для рудника привлекли внимание тюремщиков. Ему была предоставлена возможность организовать при тюрьме «лабораторию для сухой перегонки леса», а вскоре Зубржицкого перевели на поселение в Амгинскую слободу. Здесь, лишенный всяческого приюта, голодный и оборванный, среди трескучих морозов бродил он из юрты в юрту, вымаливая приют и пищу. Унылая и однообразная жизнь мало чем отличалась от небытия. Приходя ежедневно в мирскую избу, отмечаться в журнале, он вдруг подумал: через сколько времени его хватятся, если завтра не прийти?
    ... Исчез Зубржицкий 1 октября 1894 года. Были организованы поиски, и через пять дней беглеца задержали на одной из почтовых станций Аянского тракта. Якутский губернатор был настолько удивлен побегом, что дал указание обследовать психику ссыльнопоселенца. Тюремный врач, однако, был крайне удивлен широтой интересов пациента, глубиной познаний. В отчете врача записано, в частности, «память отличается удивительной точностью».
    Из тюрьмы Иван Фаддеевич подал прошение. Он просил оставить его в Якутске и позволить заниматься полезным трудом, применить свои знания. Он потребовал бумаги, стеариновых свечей, чернил. Полицмейстер распорядился выдать просимое и следить за каждым шагом арестанта. Изъятые бумаги принесли к губернатору, и тот прочел...
    «Мое внимание обратил на себя коршун, паривший, почти не двигая крыльями, очень высоко. Плавно он описывал большие круги в пространстве, не делая, как мне казалось, никакого движения крыльями.
    Каким должен быть летательный аппарат? Длина крыла 34 фута. Ширина его 6 Уг фута. Площадь 221 квадратных фута. Получаем работу 121 пуд-фут...».
    Губернатор поднял глаза на полицмейстера. Летательный аппарат? Непостижимо! Бред!
    «Чтобы поднять 20 пудов на высоту 5 футов - какое требуется давление на крыло, стоящее под углом 45 градусов? Так как работа, принимаемая крыльями ветряной мельницы, пропорциональна площади крыльев и почти пропорциональна кубу скорости ветра, то требуемая работа может выполняться двояко...».
    «Где только он этого набрался, - подумал губернатор. - Ведь его со школьной скамьи взяли. Дьявол их разберет, этих политических! Летательные машины, голодовки... Жили бы, как все люди».
    Зубржицкому было разрешено остаться в Якутске «при одобрительном поведении». И стал Иван Фаддеевич числиться крестьянином Павловской волости Якутского округа.
    ... Долгожданный Якутск. Какой ни есть, а город. Население почти 7 тысяч человек, 2 библиотеки, реальное училище, женская гимназия, духовная семинария, казённая типография, пристань на Лене, почтовое сообщение с Иркутском. Все-таки какое-то подобие общественной жизни. И работа! Умельца приглашали наперебой, даже сам губернатор пользовался услугами Ивана. Любая техника становилась послушной в руках этого молчаливого ловкого человека.
    Подрядная работа принесла Ивану Фаддеевичу не только известность, но и определенную материальную независимость. Он приобрел дом, устроил там небольшую лабораторию, выписал множество книг, учебников, справочников. И, как явствует из доносов соседей, занялся опытами по созданию летательной машины: соорудил подобие ветряка, запускал - ровно дитя - воздушных змеев. Разве это «одобрительное поведение?»
    Из бумаг Зубржицкого: «Изобретение воздухоплавательного аппарата должно заключить в себе два совершенно отдельных изобретения: аппарата и двигателя. За исходную точку при изобретении воздухоплавательного аппарата надо принять ветряные мельницы. За исходную точку при изобретении двигателя надо принять турбины и колеса водяных мельниц.
    Что получится, если в ветряной мельнице не крылья будут вращать вал, а наоборот, вал будет вращать крылья?».
    Работа И. Ф. Зубржицкого была завершена в феврале 1903 года.
    Собрав чертежи летательного аппарата, захватив обстоятельную записку, он отправился официально предлагать правительству свое изобретение.
    Всемогущий губернатор, действительный статский советник, говорить со ссыльнопоселенцем, осужденным за государственное преступление, не пожелал. Он велел «изобретателю» оставить бумаги: решение-де будет сообщено позже. Решение же было таким: «Проект оставить без внимания».
    Отчаяние овладело Зубржицким. Один, совсем один, кругом равнодушие, насмешки...
    Как-то, просматривая петербургские газеты, он наткнулся на сообщение, которого ждал и боялся: «17 декабря 1903 года американцы братья Райт на аппарате собственной конструкции совершили полет» (они работали над изобретением самолета, но тоже, как и Зубржицкий, исходили из необходимости отдельно строить самолет и двигатель).
    Белорус-изобретатель был подавлен. Его опередили американцы! Несколько успокоила увиденная некоторое время спустя фотография в «Ниве»: аэроплан-этажерка, скрепленная крест-накрест расчалками. Нет, его изобретение - совершенно иной конструкции. Более совершенной. Американский аппарат не может взлетать вертикально, не может зависнуть в воздухе.
     С удвоенной энергией Иван Фаддеевич берется за работу. Теперь нужна действующая модель. С удивлением взирали якутские обыватели на седого ссыльнопоселенца, мастерившего свою «машинку», над которой было что-то наподобие ветряной мельницы. И машинка эта вдруг взмывала в воздух. Из описания конструкции: «Скорость поднятия, опускания или сохранения покоя машины в воздухе зависит не только от увеличения или уменьшения быстроты вращения валов, но и от утла, под коим установлены крылья в оси валов» (под «крыльями», несомненно, подразумевались «лопасти воздушного винта»).
    Началась русско-японская война. Зубржицкий вновь обращается к начальству, надеясь заинтересовать военных. Но все его прошения дальше канцелярии губернатора не шли - не верил губернатор, что необразованный ссыльный может изобрести нечто стоящее!
    Когда Иван Фаддеевич в очередной раз пришел в канцелярию губернатора, полицмейстер завопил: «Революция в Питере клокочет, а вы с прожектами дурацкими носитесь! Создания всеобщего благосостояния захотели, да?» Революция! Значит, не напрасны были жертвы народовольцев. Потом стали приходить газеты, в которых звучало ликование тех, кто так боялся сокрушительного вала революции. Зубржицкий слег. Тяжелая депрессия согнула человека, которого не сломили многие годы каторжной работы, унижений и страданий.
    Потянулись годы, прошло еще с десяток лет. Революция 1917-го в одночасье смела и полицейскую управу, и губернатора. В бурное время становления Советской власти большевикам было не до изобретений. К тому же Иван Фаддеевич последние годы часто и подолгу болел. Лишь жена и сын Владимир поддерживали в нем веру, что настанет время, воздадут должное его изобретению.
    В 1925 году в Якутск прилетел первый аэроплан. Но увидеть его Зубржицкому уже не довелось. Некролог, опубликованный в местной газете, заканчивался словами: «Вечная память тому, кто отдал здоровье и силы на борьбу с царским произволом, с ненавистным буржуазно-полицейским режимом».
    По своей конструкции летательный аппарат Зубржицкого напоминает автожир, который по ряду причин не получил распространения. Распространение получили вертолёты - винтокрылые летательные аппараты - неотъемлемая часть современной авиации. Основы их создания в начале XX века заложили белорусы: И. О. Ярковский, С. А. Гроховский, И. И. Липковский и Ф. Ф. Евстафьев. В отличие от гродненца Ф. Зубржицкого это были «законопослушные» и высокообразованные специалисты.
    /Ермоленко В. А., Черепица В. Н.  400 имен: жизнеописания видных деятелей истории и культуры Гродненщины (с древнейших времен до начала ХХ века). Гродно. 2014. С. 162-166./