воскресенье, 25 января 2015 г.

Мірабэла Блёг. Міна Мордухаўна Залкінд-Брамсан. Койданава. "Кальвіна". 2015.



    Міна (Міндзея, Мінора) Мордухаўна (Маркаўна) Залкінд (па мужы Брамсан) – нар. у 1864 г. у губэрнскім месьце Коўна Расейскай імпэрыі, у сям’і габрэйскага купца Віленскай губэрні.
    Па заканчэньні Віленскай гімназіі паступіла ў 1880 г. на фізыка-матэматычнае аддзяленьне Вышэйшых жаночых курсаў у Санкт-Пецярбургу, якія скончыла ў 1885 г. ды выйшла замуж за Майсея Брамсана, за якім у 1888 г. рушыла ўсьлед у ссылку ў Якуцкую вобласьць, дзе Брамсан быў прызначаны ў акруговае места Сярэдне-Колымск Якуцкай вобласьці. Дарэчы, калі жонка з дзецьмі не ішла добраахвотна за галавой сям’і, то сасланы губляў усе сямейныя ды бацькоўскія правы. Міна ж мела ад Майсея мела двухгадовага сына.
    18 лістапада 1888 г. Майсей Брамсан быў дастаўлены ў Якуцк, дзе з-за хваробы жонкі Міны быў часова пакінуты ў Мегінскім улусе Якуцкай акругі Якуцкай вобласьці. За ўдзел 22 сакавіка 1889 г. у г. зв. “Манастыроўскім” узброеным супраціве сасланых у Якуцку Майсей Брамсан быў зьняволены ў Якуцкую турму.
    22 сакавіка 1889 г. Міна таксама была арыштаваная ў хаце Манастырова ў Якуцку, разам з іншымі сасланымі, якія аказалі ўзброены супраціў, але неўзабаве з-пад варты была вызваленая, бо сьледзтвам было ўстаноўлена, што яна далучылася да “мяцежнікаў” у ўжо пасьля аказаньня імі ўзброенага супраціву, таму папярэдняе судовае сьледзтва ў дачыненьні яе было спыненае.
    Міна вярнулася ў Вільню, але ў 1894 г., па заканчэньні тэрміну катаргі мужа, прыехала да яго ў Верхневудзінск Забайкальскай вобласьці, адкуль ужо разам ў 1895 г. паехалі ў Вільню, дзе жылі да 1914 г.
    5 красавіка 1932 г. Міна Мордухаўна памерла ў Маскве, дзе жыла разам з Майсеем. 24 траўня 1934 г. у Ленінградзе памёр і Майсей Брамсан.
    Літаратура:
    Памятная книжка окончивших курс на Санкт-Петербургских высших женских курсах. СПб. 1902. С. 42.
*    Брагинский М.  Якутская драма 22 марта 1889 г. // Якутская трагедия – 22 марта (3 апреля) 1889 года – Сборник воспоминаний и материалов. Москва. 1925. С. 46, 50.
*    Бик В. К материалам о Якутской трагедии 22 марта 1889 г. // Каторга и ссылка. Историко-революционный вестник. Кн. 24. № 3. Москва. 1926. С. 199-200.
*    Монастыревская трагедия. // Охлопков В. Е.  История политической ссылки в Якутии. Кн. 1. (1825-1895 гг.). Якутск. 1982. С. 362-363.
    Мірабэла Блёг,
    Койданава.



    Залкинд (по мужу Брамсон), Мина Мордуховна (Марковна), дочь виленск. купца, сестра С. М. Залкинда (см.). Род. в 1864 в г. Ковно. По окончании Виленск. гимназии поступила в 1880 на физ.-матем. отдел. Высших женских курсов в Петербурге. Вращалась в начале 1880-х в студенческих революц. кружках (С. М. Магат, А. Л. Блек, Н. С. Семенов и др.). В 1883 вошла в кружок учащейся молодежи, изучавшей политические процессы по легальным газетам. Состояла членом «Союза молодежи партии Нар. Воля» и вела работу в кружках самообразования и кружках рабочих. После разгрома центрального кружка Союза в конце 1884 приняла вместе с А. и С. Магат, М. В. Брамсоном, Гасселькусом и др. деятельное участие в воссоздании центрального кружка. Окончила курсы в 1885. В т. г. вышла замуж за М. В. Брамсона, за которым в 1888 последовала в ссылку в Якутск. обл. Арестована 22 марта 1889 в Якутске в доме Монастырева вместе с другими ссыльными, оказавшими вооруженное сопротивление (так наз. «Якутская трагедия»). Из-под стражи вскоре освобождена. Так как следствием было установлено, что она присоединилась к находящимся в доме Монастырева уже после оказания ими вооруженного сопротивления, предварительное судебное следствие о ней было прекращено. Вернулась затем на родину в г. Вильно. В 1894, по окончании срока каторги мужа, приехала к нему в Верхнеудинск, откуда оба в 1895 вернулись в Европ. Россию. Жила в 1895-1914 в г. Вильно. В 1920-х гг. жила в Москве, где умерла 5 апр. 1932.
    Сообщение М. В. Брамсона.
    Памятная книжка окончивших курс на С.-Петербургских высших женских, курсах, П., 1902, стр. 42.
    М. Брагинский, Якутская драма 22 марта 1889 г. Сб. «Якутская трагедия», 46, 50. — М. В. Б рамсон, Отрывки из воспоминаний. Сб. «Народовольцы» 1, 81-83. — Участники народовольч. движения. Сб. «Народовольцы» III, 297.
    В. Бик, К материалам о Якутской трагедии 22 марта 1889 г. «Кат. и Сс.» 1926, III (24), 199, 200.
    /Деятели революционного движения в России. Био-библиографмческий словарь. Т. III. Восьмидесятые годы. Вып. 2. Москва. 1934. Столб. 1480-1481./
    Залкинд, Самуил Маркович (Мордухович), сын виленск. купца, брат А. М. Залкинда (см.), инженер путей сообщения, еврей. Род. в Вильно 20 дек. 1860. Окончил в 1878 Виленск. реальн. уч-ще и в 1883 — Ин-т инженеров путей сообщения в Петербурге. В 1884 безрезультатно обыскан. В 1885 жил в Петербурге, где был связан с народовольческими кружками; был причастен к деятельности военно-революц. организации и осенью 1885 вел занятия с кружком юнкеров Павловского уч-ща на квартире С. А. Никонова. Ввел в т. г. члена военно-революц. организации М. Брагинского в один из петербургских народовольческих кружков. Уехал из Петербурга в декабре 1885. Арестован в Вильно 8 февр. 1887, доставлен в Петербург, где содержался в ДПЗ. и привлечен к дознанию при Петербургск. ж. у. по делу о военно-революц. кружках (дело Никоновых, Шелгукова, Брагинского и др.). По выс. пов. от 27 сент. 1887 выслан под гласн. надзор на 4 г. в Вост. Сибирь. Получив разрешение ехать в ссылку за свой счет, выехал 29 апр. 1888 из Москвы. В ноябре т. г. прибыл в Якутск. обл. По слабости здоровья водворен в Олекминске. В июне 1891 получил разрешение отбыть остающийся срок надзора в г. Вильно, куда 12 сент. т. г. выехал из Иркутска. По окончании срока гласного подчинен негласн. надзору, снятому распоряжением деп. пол. от 8 янв. 1900. В июле 1895 выехал из Вильно в Иркутск. губ. для поступления на службу по постройке Сибирск. ж. д.; в т. г. ему разрешено жительство в Петербурге. Умер в феврале 1917.
    Сообщения Л. А. Кузнецова, И. И. Попова. — МЮ 1886, № 10319. — ДП III 1889, циркуляры; 1891, № 914. — Обзор, XII, 54. 106, 118. — Список поднадз. 1888, стр. 134; 1889, стр. 94; 1890 сгр. 75, 1891, стр. 71.
    Процесс 21-го, 49. — М. Кротов, Якутская ссылка, 184. — С. Никонов, Жизнь студенчества и революционная работа конца восьмидесятых годов. Сб. «А. И. Ульянов и дело 1 марта 1887 г.», стр. 139. — М. Брамсон, Отрывки из воспоминаний, Сб. «Народовольцы». I, 86, 87. — М. Брагинский, Из воспоминаний о военно-революц. организации «Сб. Народовольцы» II, 126. — Н. Сергиевский, Партия русских социал-демократов. 151.
    Хроника борьбы с самодержавием. «Своб. Россия» 1889, № 2, стр. 20, — Хроника арестов. «Самоуправление», № 2 (1888), 47. — В. Б-в [Бартенев], Воспоминания петербуржца о второй половине 80-х гг. «Мин. Годы» 1908, XI, 188. — А. Гедеоновский, Из Петербурга в Сибирь. «Кат. и Сс.» 1926, V (26), 192. — А. Макаревский, Политическая ссылка 1888 г. «Пути Револ.» 1926, II-III (5-6), 134. — С. Никонов, Из воспоминаний об А. И. Ульянове; «Пролет, Рев.» 1929, II-III (85-86), 182.
    /Деятели революционного движения в России. Био-библиографмческий словарь. Т. III. Восьмидесятые годы. Вып. 2. Москва. 1934. Столб. 1481-1482./



    Брамсон, Моисей Вульфович (Моисей Васильевич), еврей, из ломжинских мещан. Род. 3 окт. 1862 г. в г. Ковно. В 1874 г. поступил в Ломжинск. гимназию, откуда в 1876 г. перевелся во 2-ю Варшавскую гимназию. По окончании ее в 1882 г. поступил на естеств. отд. физ.-мат. ф-та Московск. ун-та. В 1883 г. перешел в Петерб. ун-т, который в 1886 г. окончил, со званием кандидата естеств. наук. Был причастен к революцион. движению еще в гимназии. Осенью 1883 г. в Петербурге вошел в кружок (Магат, Залкинд, Харитонов, Хлопин и др.), изучавший политические процессы по легальн. газетам. В конце 1883 г. вошел в Союз молодежи партии «Нар. Воля». В 1884 г. руководил студенч. кружком самообразования (Александрин, С. Хлебников, Демьяник, Р. Шмидова и др.). В 1885 г. вел занятия в рабочем кружке (кличка «Михаил Федорович») в квартире П. Богданова. Участвовал в организации небольш. типографии, где в дек. 1885 г. было напечатано письмо К. Маркса Н. К. Михайловскому. Осенью 1885 г. созвал собрание для восстановления распавшегося Союза молодежи и написал проекты программы и устава Союза. Зимой 1885 г. вел в квартире С. А. Никонова занятия с кружком юнкеров Павловск. и Константиновск. уч-щ, которым был известен под кличкой «Ивана Ивановича». Арестован в Петербурге 28 дек. 1885 г. и привлечен к дознанию при Петербург. ж. у. по делу В. Штольца, Магата и др. по обвинению в передаче своему товарищу студ. Н. Соболеву рукописи прест. содержания. 3 апр. 1886 г. освобожден из Дома предварит. заключения на поруки и после сдачи государствен. экзаменов выслан через месяц из Петербурга в Вильно, где жил под особ. надзором. Снова арестован 30 янв. 1887 г., перевезен в Дом предварит. заключения в Петербург и привлечен к новому дознанию при Петербургск. ж. у. по делу о воен.-революцион. организации (дело Н. Шелгунова, Маурера и др.). По выс. пов. от 27 сент. 1887 г., которым были разрешены оба дознания, выслан под гласи, надзор на 5 лет в Вост. Сибирь; Отправлен 4 ноября 1887 г. в Москву, где 6 мес. содержался в Бутырск. тюрьме и принял участие в тюремн. бунте. В апр. 1888 г. выслан в Вост. Сибирь. Назначен в Средне-Колымск (Якутск, обл.). Прибыл 18 ноября 1888 г. в Якутск, где участвовал в обсуждении ссыльными проекта адреса президенту франц. республики по поводу 100-тия Вел. Французской Революции. Участвовал 22 марта 1889 г. в вооруженном сопротивлении ссыльных в Якутске и тогда же заключен в Якутск. тюрьму. Судился военно-судн. комиссией в Якутске с 7 по 13 июня 1889 г.; присужден к лишению всех прав состояния и к каторжн. работам без срока, замененным при конфирмации приговора командующим войсками Иркутск. воен. округа от 20 июля 1889 г. 20 годами. Отправлен 30 дек. 1889 г. в Вилюйск каторжн. тюрьму, откуда в марте 1892 г. переведен через Якутск в Акатуй; прибыл туда в ноябре 1892 г. Привлекался к возникшему в июле 1889 г. в Якутске дознанию по делу о составлении адреса президенту французск. республики. Дело это было прекращено по соглашению м-ров юст. и вн. дел (до 8 июня 1891 г.). По выс. указу 1891 г. срок каторжн. работ сокращен на . В 1894 (1893?) г. выпущен на поселение в Селенгинск (Забайкальской обл.), откуда в 1894 г. переведен в Верхнеудинск (той же обл.). По применении манифеста 1894 г. вернулся в окт. 1895 г. в Европ. Россию, где прожил по 1915 г. в Вильно. В 1895-1898 г.г. находился под гласным надзором. В нач. 1900-е г.г. был связан с виленск. организацией с.-рев и оказывал ей содействие. В 1905 г. редактировал в Вильно учительскую газету с.-р. направления, арестованную в типографии. В 1915 г. уехал в Петербург, в конце т. г. переехал в Москву, где работал в Об-ве «Кооперация». После февральск. революции, как член Арбатск. район. комитета Об-ва «Кооперация», был делегирован в район. Арбатск. думу. В апр. 1919 г. уехал в Самару и Ташкент, где служил в советск. продовольств. учреждениях. В янв. 1922 г. вернулся в Москву, где живет в настоящее время. Член Об-ва Политкаторжан и ссыльно посел.; пенсионер.
    Сообщение Л. А. Кузнецова. — Автобиографич. анкета кружка народовольцев. — Личное дело из архива Всес. Об-ва Политкаторжан, № 415. — МЮ 1886, № 10319; 1887, № 9959; 1891, № 10868. — ДП III, 1885, №№ 457 и 564; 1889, № 1064; V, 1891, № 7163. — Список поднадз. 1888 г., 124; 1889, 94. — Обзор XII, 54, 117, 166. — Ведомость XI, 26, 27; XIV, 45. — Бурцев, За сто лет II, 129, 135. — Больш. энциклопедия, XXI. — Политическая каторга и ссылка, 66.
    М. Брамсон. Якутская трагедия. Сб. «Якутск. трагедия 22 марта 1889 г.», стр. 7-28. — Его же, Отрывки из воспоминаний. Сб. «Народовольцы» I, 81-86. — Его же, От русск. ссыльных — франц. республике. «Кат. и Сс.» 1924, IV (11), 238-242. — Его же и др. По поводу воспоминаний И. И. Майнова. «Был.», XXII (1923), 316-319. — Его же и др. «Новое» о Якутской трагедии 1889 г. «Кат. и Сс.» 1929, IV (53), 108-112.
    Процесс 21-го, 49. — Степняк-Кравчинский. Царь чурбан, 122. — М. Брагинский. Якутская драма 22 марта 1889 г. Сб. «Якутск, трагедия 22 марта 1889 г.», 50. — Избиение политич. ссыльных в Якутске. Там же, 32, 33. — Документы по Якутск, делу, там же, 188, 191, 197, 199, 200, 203, 214, 217, 221, 222 — М. Кротов. Якутская ссылка 70 - 80-х г.г., 131, 133, 138, 170. — А. Прибылева-Корба, «Нар. Воля», 144. — М. Брагинский. Политич. каторга в Якутск. обл. Сб. «В Якутской неволе», 90, 94. — С. А. Никонов. Жизнь студентов и революцион. работа конца 80-х г.г. Сб. «А-др Ильич Ульянов и дело 1 марта 87 г.», 139, 158. — М. А. Брагинский, Из воспоминаний о воен.-революцион. организации. Сб. «Народовольцы» II (Ук.). — Н. Л. Сергиевский, Партия русских с.-д:, 151. — Участники народовольческ. движен. Сб. «Народовольцы» III, 292.
    Хроника революционной борьбы. «Листок Нар. Воли» III (1886) (Литература партии «Нар. Воли». (Ук). — Хроника. «Вестник Нар. Воли» V (1888), 148. — Хроника борьбы с самодержавием. «Свободн. Россия» II (1889), 20. — Хроника. «С родины на родину», I (1893), 9; II (1893), 96-97; IV (1894), 223. — Лет. листки фонда Вольн. Русск. Прессы, 1894, № 10, стр. 2; 1895, № 27, стр. 6; 1896, № 35, стр. 12. — О. Минор, Якутск. драма 22 марта 1889 г. «Был.», 1906, IX, 144. — В. Б. (Виктор Бартенев). Воспоминания петербуржца о второй пол. 80-х г.г. «Мин. годы» 1908, XI, 138. — П. Торгашев, Сибирск. воспоминания. «Гол. Минувш.» 1914, XI, 137. — «Наше слово» 1916, № 26, стр. 2; № 134, стр. 2. — В. Бик. К материалам о Якутской трагедии 22 марта 1889 г., «Кат. и Сс.» 1926, III (24); 196, 199, 200. — А. В. Гедеоновский. Из Петербурга в Сибирь. «Кат. и Сс.», 1926, V (26), 192. — А. Макаревский. Политич. ссылка 1888 г. «Пути Револ.» X, 1926 г., II-III (5-6), 134. — М. П. Орлов. Об Акатуе времен Мельшина. «Кат. и Сс.», 1928, XI (48), 116, 117. — Д. Махлин. Якутск. трагедия 1889 г. и подпольная печать. «Кат. и Сс.», 1929, III (52), 27. — С. Лившиц. Подпольн. типографии 70-х - 80-х г.г. «Кат. и Сс.» 1929, II (51), 67. — С. Никонов, Из воспоминаний об А. И. Ульянове. «Пролет. револ.» 1929, II-III (85-86), 128.
    Брамсон, Мина Марковна — фамилия по мужу М. М. Залкинд (см.).
    МЮ 1887, № 9959.
    /Деятели революционного движения в России. Био-библиографический словарь. Т. III. Восьмидесятые годы. Вып. 1. Москва. 1933. Стлб. 411-413./

    В. Бик
                                         К МАТЕРИАЛАМ О ЯКУТСКОЙ ТРАГЕДИИ
                                                                   22 марта 1889 г.
    В своем недавно вышедшем труде «Якутская ссылка 70 - 80-х г.г.» тов. М. Кротов с достаточной полнотой использовал архивные материалы о кровавой расправе царских опричников над политическими ссыльными 22 марта 1889 г., оставшейся неотомщенной в ту мрачную эпоху царствования Александра III и сильнейшего кризиса народничества.
    В историко-революционном отделе Архива Якутии имеется письмо полит.-ссыльного В. Ф. Костюрина к его товарищу по Карийской каторге, Юрию Тархову, посвященное истории «монастыревской бойни», до сих пор целиком не опубликованное. Правда, нового оно не вносит в написанную уже историю одного из гнуснейших преступлений царизма, и в своем труде т. Кротов отчасти использовал его (в главе «Монастыревская история»); но напечатанное в целом письмо В. Ф. Костюрина, как показание современника этой бойни, знавшего подробности ее от товарищей по ссылке, представляет несомненную историко-революционную ценность.
    Дальше Якутска письмо Костюрина не пошло и очутилось в руках непосредственного виновника кровавой трагедии, и. д. губернатора Осташкина. Чрезвычайно характерно, как этот последний скрыл от следственной власти уличающий его документ (Не забудем, что, по свидетельству одного из авторов изданного обществом политкаторжан в 1924 г. сборника воспоминаний о Якутской трагедии, т. Брамсона, производивший следствие по делу «монастыревцев» судебный следователь Меликов проявил достаточную объективность).
    Обратимся к документам.
    В отношении на имя якут. обл. прокурора [* Дело Якут. Обл. Упр. — О государ. преступнике Викторе Костюрине.], датированном 3 июня 1889 г., Осташкин пишет:
    «Якутский полицеймейстер, от 31 мая за № 107, представил ко мне переданное ему якутским исправником и адресованное в Забайкальскую область Юрию Тархову письмо, писанное находящимся в ссылке в Якутском округе Виктором Костюриным.
    Так как письмо это содержит в себе описание обстоятельств вооруженного сопротивления государственных ссыльных 22 марта с. г., то таковое имею честь препроводить вашему высокородию.
    И. д. губернатора (подписи нет).
    Начальник отделения Добржинский».
    Оставив без подписи вышеприведенное отношение, Осташкин перечеркивает его крест-накрест и тут же сбоку, на полях, кладет такую резолюцию:
    «За окончанием следствия [* Курсив мой. В. Б.], письмо приобщить к переписке. П. О. [* Письмо приобщено к упомянутому выше личному делу В. Ф. Костюрина.]».
    Итак, получив письмо Костюрина 31 мая, Осташкин продержал его под сукном до 3 июня включительно, чтобы, сославшись на окончание следствия, устранить этот неприятный для него документ от приобщения к следственному делу. Правда, как явствует из отношения обл. прокурора к Осташкину от 1 июня 1889 г. [* Дело Я.О.У. — О произведенном 22 марта 1889 г. в г. Якутске государственными ссыльными вооруженном сопротивлении. Лист дела 205. Отметим, кстати, что тов. Кротов допустил ошибку, указывая, что следственное дело о «монастыревцах» было передано военно-судной комиссии 21 мая. Отношением, датированным этим днем, Осташкин предлагал лишь обл. прокурору передать следств. дело «прибывшему сего (21 мая — В. Б.) числа председателю военно-судной комиссии», прося уведомить его (Осташкина) «об исполнении сего». И только в отношений от 1 июня за № 992 обл. прокурор, информируя в последний раз Осташкина о положении след. дела (дополнительные допросы подсудимых и свидетелей обвинения, очные ставки), уведомлял Осташкина о передаче след. дела в.-судной комиссии: «Сообщая о вышеизложенном вашему превосходительству, имею честь присовокупить, что следственное дело о беспорядках 21 и 22 марта вместе с сим (курсив мой — В. Б.) отсылается н военно-судную комиссию».], следственное дело о «монастыревцах» того же 1 июня было передано им военно-судной комиссии, но это обстоятельство не аннулирует нашего утверждения о преднамеренном сокрытии Осташкиным от следствия убийственных для него показаний письма Костюрина.. Это ясно уже по одному тому, что как раз в день получения письма Костюрина, 31 же мая, Осташкин направил обл. прокурору выписки из переписки и бумаг «монастыревцев», найденных в их квартирах полицией «после ареста преступников 22 марта». Указывая, что в этих выписках «заключаются сведения, характеризующие поведение и направление этих ссыльных в месте ссылки, образ их жизни и занятий» [* Ibid. Лист дела 200.], Осташкин писал прокурору:
    «Содержащиеся в переписке и бумагах сведения могут заменить повальный обыск государственных ссыльных, поэтому, в виду 310 ст., ч. 2, том XV закона о судопр. о преступл. и преступн., выписки из частной переписки и из бумаг государственных ссыльных имею честь препроводить к вашему высокоблагородию для приобщения к следственному делу [* Курсив мой. В. Б.]. Далее следует перечисление выписок: 1) «выписи из писем, полученных арестованными 22 марта ссыльными от ссыльных других округов Якутск. обл. и других частей Сибири», 2) «заметки из записной книжки Марка Брагинского о бывших с ними, ссыльными, происшествиях во время следования в ссылку от Н.-Новгорода до Якутска», 3) «список с рукописи Лейбы Коган-Бернштейна «Из Якутска от русских социалистов-революционеров приветствие гражданам Французской республики» и др.
    Так устранил царский сатрап от приобщения к следственному материалу документ, обличавший его подлую, провокационную роль в кровавой Якутской трагедии 22 марта 1889 года.
    В заключение нельзя не отметить характерных ноток письма Костюрина, диссонирующих с обычным представлением о революционере, как о борце против различных видов гнета царизма, в том числе, конечно, и национального. Откровенно скользящий в письме Костюрина антисемитизм (выражение: «жидки») кладет определенный штрих на внутреннее содержание этого бывшего карийца.
                                       Письмо В. Ф. Костюрина к Юрию Тархову (1)
                                     Чурапча, Батурусского улуса. 24 апреля 1889 года
    Юрий, я, брат, перед тобой виноват — письмо твое я давно получил и даже, как можешь видеть по конверту, написал было тебе и запечатал письмо, но потом случилось у нас в городе нечто такое, что пришлось письмо вскрыть, вынуть и уничтожить, а нового-то написать я не собрался. В уничтоженном письме я прохаживался насчет «жидков», которых послали сюда около 50 человек для отправки в Колыму, но после истории 22 марта мне стало неловко от всех тех шуточек, которые я отпускал на их счет, и я письмо уничтожил.
    Вряд ли ты знаешь подробно, что случилось у нас, а потому я изложу тебе по порядку. Был у нас губернатор Светлицкий, милейший человек — джентльмен в полном смысле слова; его здесь все любили — и обыватели, и наша братия, — такого порядочного человека здесь, вероятно, никогда не бывало (2). При нем колымчан отправляли по два, человека через две недели, чтоб они не нагоняли друг друга в дороге и не мешали бы друг другу добраться благополучно до места назначения, так как станции там одна от другой верстах в 200 и более, а посредине через верст 70 или 80 только поварни, т.-е. просто сруб без камелька, где можно с грехом пополам переночевать. Жителей — никаких, если не считать нескольких юрт возле станций. По дороге никакой провизии достать нельзя, кроме оленей, если попадутся, поэтому запасаться надо провизией на целый месяц пути; в виду этого Светлицкий разрешал брать по 10 пудов клади. Прислано было сюда для отправки в Колыму более 40 человек, часть уже уехала и человек 25 осталось еще. Переводят Светлицкого в Иркутск, губернаторское место занимает «Осташкин» — помнишь, тот, что приезжал на Кару производить следствие по делу иркутского побега Попко еtс? Хорошо. Он объявляет, что теперь будут отправлять иначе, а именно — по 4 человека сразу и два (3) раза в неделю и клади 5 пудов на человека. Колымчане пишут прошения об отмене этого распоряжения, указывая на распутицу, которая застигнет их в дороге, и на другие неудобства такой скоропалительной отправки. Несут они свои прошения в областное правление (они все временно проживали в городе на частных квартирах). Им говорят — «соберитесь завтра вместе, губернатор вам завтра даст ответ». Они собираются все на одной квартире, и на другой день туда, действительно, является к ним полицеймейстер (4) с военной командой и объявляет, чтоб они шли под конвоем в полицию, где им будет объявлен ответ губернатора, и что там первые подлежащие отправке будут задержаны и отправлены в тюрьму, откуда уж будут отвезены дальше. Наши стали возражать, что губернатор обещал им дать ответ на этой квартире, а не в полиции, и что, наконец, нет надобности в конвое, они могут пойти в полицию и без конвоя. Завязался спор, обе стороны настаивают на своем; тогда полицеймейстер объявляет начальнику военной команды: «Что с ними разговаривать, взять их силой!». Офицер, держа в обеих руках по револьверу, с несколькими солдатами входит в квартиру. Когда солдаты захотели пустить в ход приклады, Пик выстрелил из револьвера, кто-то еще выстрелил, солдаты дали залп в комнаты и выскочили на двор. После первого залпа оказались убитыми Пик, Гуревич Софья, (ее закололи штыками — три штыка всадили в нее, — собственно, она была тяжело ранена и только в больнице уже умерла), были ранены Гоц пулей в грудь навылет и еще кто-то. Был такой дым, такая сумятица, что даже сами участники не помнят, кто когда был ранен, так как было несколько залпов. В это время подъезжает Осташкин к дому; из дверей его выбегает жена Брамсона (принявшая в дыму кого-то из раненых за своего мужа) и с криком: «вы убили моего мужа, убейте и меня!» — падает в обморок. Подбельский, который на шум выстрелов прибежал из лавки (5), где он был конторщиком (кончился срок его ссылки, и он собирался уезжать в Россию и в лавку поступил, чтобы заработать денег на дорогу, подошел к Осташкину и начал что-то говорить, но, увидя падающую Брамсон, бросился к ней и стал ее поднимать; кто-то выбегает из дома и стреляет в Осташкина (6); солдаты дают залп в окна дома, и какой-то подлец почти в упор выстрелил в Подбельского, поднимавшего жену Брамсона, и разнес ему череп. Осташкин сейчас же уехал, отдав приказ стрелять, пока не сдадутся.
    Солдаты дали несколько залпов — выпустили 150 патронов, изрешетили весь дом, и в конце концов оказались убитыми, кроме Пика и Софьи Гуревич, Муханов, Подбельский, Шур и Ноткин, ранены — Гоц (пулей в грудь навылет), Минор (через ключицу пуля прошла в рот и вышибла один зуб и отшибла кусочек языка), Бернштейн (прострелена мошонка), Орлов, Зотов (эти пересылавшиеся в Вилюйск сургутяне — довольно легко), Фундаминский и Эстрович — штыками легко. Зароастрова была лишь оцарапана штыком, — юбка ее, впрочем, была прострелена в нескольких местах; царапина была настолько легкая, что она даже в больницу не попала; у Гасох платок прострелен был, у других барынь (7) и мужчин оказались пальто и шубы прострелены или проткнуты штыками. И теперь все они — я фамилий всех не помню, пишу на память, кажется, не вру — Гаусман, Брамсон, Капгер, Зароастрова, Франк Роза, Гейман, Болотина, Берман, Уфлянд, Магат, Терешкович, Эстрович (их две), Евгения Гуревич, Перли (женщина), Брагинский и Ратин сидят в тюрьме (8), а Минор с женой (Настасья Шехтер), Гоц с женой (Гасох), Бернштейн с женой, Зотов, Орлов и Фундаминский — в больнице тюремной. Жена Брамсона, Гаусмана, а также Надеев (наш кариец бывший) и Макар Попов, пришедшие на квартиру после свалки, выпущены перед пасхой.
    Теперь их всех обвиняют в подаче прошения скопом и в вооруженном сопротивлении властям; пока идет предварительное дознание, и каким судом их судить будут — неизвестно. Бернштейн вряд ли выживет, остальные раненые почти поправились.
    Я был в городе в конце марта с Ростей (9), Малеванным и еще двумя-тремя из наших, бывших в то время в городе, похоронили убитых Подбельского и Муханова, тела которых были выданы жене Подбельского, Катерине Сарандович, а тела евреев были выпрошены еврейским городским обществом — они (молодцы, право) послали раввина просить Осташкина о разрешении выдать им тела убитых, они хотели схоронить на свой счет, мы уж потом возвратили им издержки.
    Пока никаких подробностей обвинения неизвестно. Если что узнаю, сообщу.
    Мой поклон Леонтию. Не знаешь ли ты, кто из Кары к нам идет?
    Ну, пока до следующего письма. Крепко жму твою руку.
    Виктор.
    О себе ничего не пишу, потому что все по-старому.
    Дочка вот только растет, скоро ходить будет.
                                                                         Примечания.
    1. Георгий Александрович Тархов — уроженец Нижегородской губ., дворянин, окончил Константиновское артиллерийское училище. Арестован 15 июня 1879 г. Приговором Петербургского в.-окр. суда 18 ноября 1879 г. осужден на 10 лет крепости по известному процессу Леона Мирского. — Сведения эти взяты из найденного автором среди бумаг недавно умершего карийца И. Ф. Зубжицкого списка заключенных карийской каторжной тюрьмы. — Адресовано письмо В. Ф. Костюриным в деревню Усть-Клю, Читинского окр. Заб. обл., где Тархов отбывал поселение после выхода с Кары.
    2. Как губернатор, Светлицкий, действительно, представлял нечасто встречавшийся по тому времени тип приличного администратора, чуждого солдафонства. В издававшейся в то время в Томске газ. «Сибирский Вестник», в № 49 от 3 мая 1889 г. (приобщен к делу о «монастыревцах»), в корреспонденции из Иркутска (от 11 апреля 1889 г.), передающей о происшедшей в Якутске кровавой трагедии, дается такая характеристика Светлицкому:
    «В частных письмах, полученных из Якутска, высказывается одинаково, что будь на месте по-прежнему г. Светлицкий, ничего подобного не случилось бы, так как Константина Николаевича все любили и глубоко уважали, и хотя он был строг, но всегда справедлив и стоял твердо на законной почве».
    3. Здесь допущена Костюриным неточность: по распоряжению Осташкина, подлежавшие водворению в северных округах ссыльные должны были отправляться еженедельно по 4 человека.
    4. Сухачев. Это был ограниченный человек, типичный держиморда. Как передавали автору старожилы Якутска, умер он в начале 1893 года от сифилиса.
    5. Торговой фирмы Громовой.
    6. Пуля революционера настигла этого верного слугу царизма лишь спустя 15½ лет. Он был расстрелян в революцию 1905 г. в Туркестане, где занимал какой-то административный пост.
    7. По-видимому, среди политических ссыльных того времени это выражение было общепринято и не носило свойственного ему специфического привкуса. По крайней мере, в дневнике М. Брагинского (л. 89 дела о «монастыревцах») под датой 22 августа (1888 г.) имеются след, строки: «... от 4 до 10 августа — однообразное пребывание в Иркутской тюрьме. Пререкания 2-й группы с тюремной администрацией. Вопрос о свиданиях с барынями (курсив мой — В. Б.).
    8. Пропущен Ш. С. Гуревич.
    9. Ростислав Андреевич Стеблин-Каменский.
    /Каторга и ссылка. Историко-революционный вестник. Кн. 24. № 3. Москва. 1926. С. 196, 198-201./
                                                                    ПЕРСОНАЛИИ
    Осташкин Павел Петрович — вице-губернатор (27.08.1888 — 1894), надворный советник; и.о. губернатора Якутской обл. (с февр. по май 1889); 1889 — член Временного комитета попечения о бедных; действуя от имени губернатора К. Н. Светлицкого, подавил вооружённое сопротивление политссыльных, отказавшихся следовать по этапу, т.н. «Монастырёвская трагедия» (22. 03. 1889). 07. 08. 1889 — трёх организаторов бунта приговорили к повешенью (Н. Л. Зотов, Л. М. Коган-Бернштейн, А. Л. Гаусман), 23-х — к каторге, 2-х — к ссылке; П. П. Осташкин был пожалован в статские советники; 1892 — не допустил распространения на Якутию «Правил о местностях, объявляемых на военном положении»; выезжал для осмотра залежей каменн. угля в Борогонский улус на предмет промышл. освоения; 31. 03. 1894 - 1917 — председатель Обл. правления Семиреченского ген.-губернаторства; курировал постройку кафедр, соборного храма в г. Верном (Алма-Ата, ныне Алматы) (Туркестанские епархиальные ведомости. 1907. № 18. 15 сент. С. 431-438; 100 лет Якутской ссылки. С. 168-173).
    /Попов Г. А.  Сочинения. Том III. История города Якутска. 1632-1917. Якутск. 2007. С. 237./

    Бик Виктор Ильич, 1888 г.р., уроженец г. Балаганска Иркутской области, еврей. Гр-н СССР, инструктор отдела комплектации Якутской национальной библиотеки, проживал в г. Якутске. Арестован 17. 10. 38 УГБ НКВД ЯАССР по ст.ст. 58-2, 58-11 УК РСФСР. Постановлением УГБ НКВД ЯАССР от 21. 03. 39 дело прекращено на основании ст. 204 УПК РСФСР. Заключением Прокуратуры РС(Я) от 24. 04. 2000 по Закону РФ от 18. 10. 91 реабилитирован. Дело № 1468-р.
    /Книга Памяти. Книга – мемориал о реабилитированных жертвах политических репрессий 1920 - 1950-х годов. Том первый. Якутск. 2002. С 29-30./