пятница, 7 ноября 2014 г.

Чарлік Афрыка. Шклоўскі энцыкляпэдысты якуцкі раманавец Рабіновіч. Койданава. "Кальвіна". 2014.


    Віктар Якаўлевіч Рабіновіч (Валынскі; Валынскі-Рабіновіч) – нар. 1 кастрычніка 1882 г. ў валасным месьце Шклоў Магілёўскай губэрні Расейскай імпэрыі, ў габрэйскай сям’і служачых.
    Скончыў рэальнае вучылішча. У 1902-1903 гг. працаваў у Адэсе як агітатар ў РСДРП пад мянушкай “Кузьма”. Арыштаваны 26 сакавіка 1903 г. у Адэсе і ў тым жа годзе быў сасланы на 4 гады ў Якуцкую вобласьць.
    У лютым - сакавіку 1904 г. прымаў удзел у г. зв. Раманаўскім узброеным пратэсьце сасланых у Якуцку, за што атрымаў 12 гадоў катаргі.
    15 студзеня 1905 г. зьдзейсьніў уцёкі праз падкоп з Аляксандраўскай перасыльнай турмы, што пад Іркуцкам. ды эмігрыраваў.
    У ліпені 1905 г. вярнуўся з-за мяжы ў Крым. Працаваў у РСДРП пад мянушкай “Якаў” як арганізатар і чалец Крымскага камітэту РСДРП. Пасьля лістападаўскага паўстаньня ў Севастопалі эмігрыраваў у Амэрыку.
    У 1907 г. вярнуўся ў Адэсу, дзе 3 ліпеня 1907 г. быў арыштаваны і праз два месяцы высланы за мяжы дзеяньня Адэскага граданачальніка. У тым жа годзе пераехаў у Пецярбург і працаваў пад мянушкай “Іваноў” у прафсаюзнай арганізацыі як прадстаўнік РСДРП.
    Арыштаваны ў 1919 г. у Беластоку але, пасьля кароткага тэрміну зьняволеньня, быў вызвалены. У 1910 г. працаваў у Пецярбурзе у прафсаюзных арганізацыях, дзе быў арыштаваны ды прыцягваўся да дазнаньня за уцёкі з катаргі ў 1905 г.
    У лютым 1911 г. быў высланы пад галосны нагляд да суда. Эмігрыраваў і пражываў да 1917 г. у Англіі, Аргентыне, Афрыцы, Аўстраліі.
    Чалец УКП(б). Уваходзіў у Таварыства паліткатаржанаў і ссыльна-пасяленцаў як Валынскі-Рабіновіч. Білет чальца № 1383.
    Памёр 9 красавіка 1934 г. у Шанхаі, дзе працаваў загадчыкам бюро друку прадстаўніцтва СССР ў Кітаі, пахаваны ў Маскве. 
    Літаратура:
*    Тепловъ П. Исторія якутскаго протеста. (Дѣло «Романовцевъ»). Изданіе Н. Глаголева. С.-Петербургъ. 1906. С. 463.
*    Волынский-Рабинович Виктор Яковлевич. // Политическая каторга и ссылка. Биографический справочник членов О-ва политкаторжан и ссыльно-поселенцев. Москва. 1929. С. 457.
*    Волынский-Рабинович Виктор Яковлевич. // Политическая каторга и ссылка. Биографический справочник членов о-ва политкаторжан и ссыльно-поселенцев. Москва. 1934. С. 123-124.
*    Соколинский Л.  Редеют... ряды. Памяти Виктора Яковлевича Рабиновича-Волынского. // Каторга и Ссылка. Историко-революционный вестник. Кн. 112. № 3. Москва. 1934. С. 139-143.
    Масанов И. Ф. Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей в 4 т. Т. 4. Москва. 1960.  С. 395.
*    Тарский В. Л.  Год в наморднике. Москва. 2002. С. 9-11.
*    Волынский-Рабинович  Виктор Яковлевич. // Корнилович Э. А.  Беларусь: созвездие политических имен. Историко-биографический справочник. Минск. 2009. С. 90.
*    Волынский-Рабинович  Виктор Яковлевич. // Корнилович Э. А.  Беларусь: созвездие политических имен. Историко-биографический справочник. Минск. 2010. С. 90.
    Чарлік Афрыка,
    Койданава



                                                                  Приложение III.
                                       ОФИЦИАЛЬНЫЕ «СТАТЕЙНЫЕ СПИСКИ»
    всех 56 политических ссыльных, участвовавших в якутском протесте и бывших на «Романовке». В скобках приведены дополнительные сведения о степени образования и сроке предварительного тюремного заключения.
    Рабинович, Виктор Яковлев, 21 г.
    Мещанин. (Окончил реальное училище. До приговора сидел в тюрьме 8 месяцев).
    По Высочайшему повелению 1 Ноября 1903 г. в Восточную Сибирь на 4 года.
    Принадлежность к тайному преступному сообществу, имевшему связь с «Одесским комитетом Росс. Соц.-дем. рабочей партии» и организованному для составления, гектографирования и распространения революционных изданий.
    Доставлен в Якутск 17 февраля 1904 г.
    Назначен в Каптагайский наслег Восточно-Кангаласского улуса, Якутского округа.
    /Тепловъ П. Исторія якутскаго протеста. (Дѣло «Романовцевъ»). Изданіе Н. Глаголева. С.-Петербургъ. 1906. С. 463./



    Волынский-Рабинович, Виктор Яковлевич — еврей, сын служащего; род. в 1882 г. в г. Шклове, Могилевск. губ.; образов. не законч. Профессионал-революционер. В 1902-03 гг. работал в Одессе в РСДРП под кличкой «Кузьма», как агитатор; арест. 26 марта 1903 г. в Одессе и в том же году сослан на 4 г. в Якутск. область. 8 августа 1904 г. за участие во втором Якутск. протесте (Романовка) осужден по 263, 266, 268, ст. ст. УН Якутск. О.С. на 12 л. каторжн. работ. Каторгу отб. в Александровск. централе; 15 янв. 1905 г. бежал через подкоп, эмигрировал. В июле 1905 г. вернулся из-за границы в Крым, работал в РСДРП под кличкой «Яков», как организ. и чл. Крымского к-та РСДРП. После ноябрьского восстания в Севастополе эмигрировал в Америку. В 1907 г. вернулся в Одессу, работал в РСДРП под кличкой «Кузьма»,  как агитатор и пропагандист; 3 июля 1907 г. арест. в Одессе и через два месяца выслан из пределов Одесск. градоначальства; в том же году переехал в Петербург, работал под кличкой «Иванов» в профсоюзн. организиях как представитель РСДРП. Арест. в 1909 г. в Белостоке, освобожден после краткосрочн. ареста. В 1910 г. работ. в Петербурге под той же кличкой в профсоюзн. организациях. В сент. 1910 г. арест. в Петербурге, привлекался за побег с каторги в 1905 г., в февр. 1911 г. освобожден до суда. Эмигрировал; проживал до 1917 г. в Англии, Аргентине, Африке, Австралии. Член ВКП(б). Чл. бил. О-ва № 1383.
    /Политическая каторга и ссылка. Биографический справочник членов О-ва политкаторжан и ссыльно-поселенцев. Москва. 1929. С. 457./


 
    Волынский-Рабинович, Виктор Яковлевич — еврей, сын служащего, учащийся; род. 1 окт. 1882 г. в г. Шклове, Могил. губ.; оконч. реальн. уч-ще. В 1902-03 гг. работ. в Одессе в РСДРП под кличкой «Кузьма» как агитат., арест. 26 марта 1903 г. в Одессе и в том же году сослан на 4 г. в Якутск. обл. 8 авт. 1904 г. за уч. во втором Якутск. протесте (Романовка) осужд. по 263, 266, 268, ст. ст. УН Якутск. окр. суд. на 12 л. каторжн. работ. Каторгу отб. в Александровск. перес. 15 янв. 1905 г. бежал через подкоп, эмигрировал. В июле 1905 г. вернулся из-за границы в Крым, работ. в РСДРП под кличкой «Яков» как организ. и чл. Крымск. к-та РСДРП. После ноябрьск. восст. в Севастополе эмигрировал в Америку. В 1907 г. вернулся в Одессу, работ. в РСДРП под кличкой «Кузьма» как агитат. и пропаганд. 3 июля 1907 г. арест. в Одессе и через два месяца выслан из пред. Одесск. градонач.; в том же году переехал в Петербург, работ. под кличкой «Иванов» в профсоюзн. организ. как представит. РСДРП. Арест. в 1909 г. в Белостоке, освоб. после краткосрочн. ареста. В 1910 г. работ. в Петербурге под той же кличкой в профсоюзн. организ. В сент. 1910 г. арест. в Петербурге, привлекался за побег с каторги в 1905 г. В февр. 1911 г. выслан под гл. надзор до суда. Эмигрировал, проживал до 1917 г. в Англии, Аргентине, Африке, Австралии. Член ВКП(б). Чл. бил. О-ва № 1383.
    /Политическая каторга и ссылка. Биографический справочник членов О-ва политкаторжан и ссыльно-поселенцев. Москва. 1934. С. 123-124./


    Л. Соколинский
                                                                РЕДЕЮТ... РЯДЫ
                                Памяти Виктора Яковлевича Рабиновича-Волынского
    Телеграф принес печальную весть: «Шанхай, 10 апреля (соб. корр. «Правды»). Вчера в Шанхае скончался после продолжительной болезни заведующий бюро печати полпредства СССР в Китае тов. В. Я. Волынский» («Правда», № 100, от ПДУ 1934 г.). Как-то невероятно странной казалась эта весть. Ведь как будто не так давно (в конце декабря 1933 г.) наш Кузьма, полный сил и энергии, делал в О-ве политкаторжан доклад о Метрострое; живой, захватывающий доклад, произведший громаднейшее впечатление на аудиторию. Помню наши последние беседы перед его отъездом на новую (для него не новую, ибо он уже работал и в этой области) работу в Шанхай, куда посылала его партия:
    «Сейчас (это было перед XVII съездом партии) мне бы не хотелось уезжать. Страшно хочется быть на съезде», — говорил В. Я. Этим он выражал понятное желание быть самому, слышать, ощущать все то живое, что было на этом съезде победителей, быть участником подсчета итогов колоссальнейшей работы партии, членом которой он был с 1919 года.
    И вот его уже нет. Умер Кузьма на боевом посту.
    Тридцать два года непрерывной революционной работы, связанной с ссылкой, тюрьмой, каторгой, эмиграцией, подорвали его здоровье, и умер он на пятьдесят втором году жизни.
    А его жизнь была многогранна и интересна.
    Родился В. Я. в 1882 г. в местечке Шклове, Могилевской губ. Детство Виктора прошло под влиянием его деда, «проповедника по профессии, человека с патриархальной наружностью, глубоко религиозного и одаренного неисчерпаемым юмором», — как пишет об этом Виктор в автобиографии, написанной тридцать лет тому назад для наших защитников по делу Якутского вооруженного восстания (последнее известно больше под названием «Дело романовцев»), участником коего был и Виктор. Видимо от деда унаследовал наш Кузька, как знали мы его по его нелегальной кличке — «Кузьма», «неисчерпаемый юмор».
    Но вернемся к его детству.
    Еврейская семья. Детей — «довольно значительное количество». Отец в разъезде. Мать занята делами и заботой прокормить семью. Дети предоставлены самим себе. Виктор — на попечении деда, «сопровождал его в синагогу на молитвенные проповеди». Пяти лет его отдают в «хедер» (еврейская школа). Успехи его в учебе настолько хороши, что его прочат в «выдающиеся талмудисты». Но живой, подвижной мальчик не мирится с сухой схоластической «наукой» и часто вступает в конфликты с «ребе» (учителем).
    Когда ему было 8-9 лет, умирает дед, и «живая связь с религией порвана».
    В 1893 г. Виктор вместе с семьей переезжает в Одессу. Поступает в еврейское начальное училище. Переезд в Одессу, знакомство с ребятами по школе, которые были «выше меня, — как писал В. Я, — по общему развитию и, несмотря на молодые годы, были начитаны», произвели на него большое влияние.
    А так как жил он в пяти верстах от училища, то долгие часы, что он тратил на хождение в школу и обратно, «были местом бесед с товарищами-попутчиками». Все это привело к тому, что «13 лет я помню себя неверующим», — писал Виктор Яковлевич.
    В 1897 году Виктор поступил в 4-й класс одесского реального училища. Новая среда, новые товарищи. И новые впечатления. Вследствие болезни Виктор остался на второй год. И это второгодничество дало ему возможность заняться собой, так как «без труда мог успешно заниматься (училищной учебой) в сущности ничего не делая». И все свободное время, а его было более чем достаточно, он проводил в «народной читальне и аудитории». Сказалась тяга к точным наукам, и он целиком уходил в геометрию и физику. «Элементы Эвклида» и «Единство физических сил» Секки, самые стройные книги, которые я когда-либо читал, окончательно направили меня к материалистическому мировоззрению», — пишет он в своей автобиографии.
    И мечты о научной деятельности в области решения физических проблем «материалистическим способом».
    Но... знакомство с одним товарищем (фамилию которого он, по вполне понятным для 1904 года причинам, не назвал), дружба с ним и длительные беседы «привели к тому, что в круг интересующих меня вопросов, кроме математических и физических, которые не оставляют меня до сих пор (1904 год), вошли вопросы общественные». И Эвклид, и Менделеев уступают место Боклю, Писареву, Рибо, Ланге, Миллю...
    Но в общественных вопросах его первое время занимала больше теоретическая сторона, чем практическая. Это пришло позже.
    По окончании в 1902 году реального училища Виктор устанавливает связь с одесским комитетом с.-д. партии и начинает работать в качестве агитатора-пропагандиста.
    Но недолго длилась эта работа.
    26 марта 1903 г. он был арестован «по предательству квартирной хозяйки» и обвинен в печатании на гектографе и распространении нелегальных изданий. 4½ месяца в Одесской тюрьме, 3½ месяца в Воронежской, куда был переведен за участие в тюремной голодовке, и, наконец, административная высылка в Восточную Сибирь на 4 года. Вот тот путь, который был началом его революционной деятельности. Место ссылки —Якутск, куда Виктор прибыл 16 февраля 1904 г., а 18 февраля он уже был вместе с нами на «Романовке».
    И вот Кузьма на «Романовке». Для него участие в этом вооруженном протесте было естественным продолжением того пути борьбы с царизмом, на который он вступил два года тому назад. И он не задумывался, и, не успев отдохнуть от длинного пути, на другой же день был в нашей крепости, заняв место бойца. Как боец, он выполнял все, что было нужно (нес постовую службу, участвовал в работе по блиндированию «Романовки» и т. д.).
    Живой, энергичный по натуре, отдаваясь целиком тому, что он делал, он в то же время всегда был невозмутимо спокоен. Казалось, ничто его не трогает, не волнует. На все он реагирует совершенно спокойно. Вот это внешнее спокойствие, равнодушие были отличительной чертой Кузьмы. Это спокойное реагирование не оставляло его никогда.
    «Романовка» кончилась. Суд: двенадцать лет каторги. Из Якутска мы опять отправлены в Александровскую пересыльную тюрьму.
    Старый знакомый барак, но уже специально для нас приспособленный: усилена охрана, как внутренняя, так и внешняя.
    Мы разделены на три части, но не изолированы: две камеры мужских и одна женская. В малой камере, так называемой «полицейской», так прозванной за «буйный» нрав обитателей, где помещался и Кузьма, почти с первых же дней качалось обсуждение возможности побега и способа его осуществления. Эти беседы часто происходили на койке Кузьмы, ибо возле него всегда была группа товарищей, слушавших его веселые, остроумные рассказы. Из этого уголка всегда несся веселый смех. К этому привыкла и стража. Способ побега через подкоп обсужден. «Исследования» произведены и началась работа. 3½ месяца упорной подкопной работы и тоннель готов. Кузьма принимал активное участие в этой работе в качестве трамбовщика. Это была тяжелая работа. Нужно было под полом всего барака разместить около 40 кубометров земли. И ее разместили. Главным «трамбовщиком» был покойный Миша Оржеровский, а Кузьма был его помощником, оба по своему телосложению (худенькие) как нельзя лучше подходили к этой «должности». В своем слове, в связи со смертью Оржеровского, Кузьма так охарактеризовал свою подкопную работу: «Койки наши были рядом (с Оржеровским). Я по характеру был менее энергичен, но мы вместе с ним работали в этом подкопе. Товарищи говорят, что я недостаточно энергично работал, но это неверно, потому что я точно так же с честью выносил (т. е. утрамбовывал под полом — Л. С.) ту землю, которая приходилась на мою долю». Да, он честно делал свое дело, но черточка вялости и тут его не оставляла, а это создавало впечатление, что Кузька отлынивает. А он, невозмутимо спокойный, и там, в «подполье», на тяжелой физической работе, в невероятных условиях, лежа либо на животе, либо на спине (расстояние между асфальтовым и деревянным полом было 6-8 вершков) и «утаптывая» землю ногами, сыпал всякого рода веселыми анекдотами, и частенько и под полом можно было слышать такой же веселый смех, как и у его койки. Подкоп закончен [* Подробности о «Романовне» и побеге через подкоп см: Теплое — «История Якутского протеста» и Оржеровского — «Побег».].
    В ночь с 16 на 17 января 1905 г. мы бежали. Но... не все удачно. Кузьме повезло. «Мне посчастливилось, — говорил он в том же слове об Оржеровском 13 ноября 1933 г. — Очевидно, я родился под счастливой звездой: я был одним из пяти, которые прошли Нижнеудинскую рогатку, и благополучно добрался до... Парижа».
    И с этого момента начинается новая революционная полоса в его жизни. Кузька становится профессионалом-революционером, кочуя с места на место.
    В мае 1905 г. он в Женеве — работает в типографии «Искры». Затем ЦК меньшевиков направляет его в Крым.
    1905 год! Волна революционного движения идет на подъем. Ведь это была «генеральная репетиция» к великому Октябрю 1917 года. И Кузьма в гуще движения. Он избирается на Крымской конференции в члены Союзного Комитета (РСДРП) Крыма. В октябре 1905 года руководит всеобщей забастовкой в Мелитополе, а когда началось восстание флота и гарнизона в Севастополе — он принимал в нем активное участие. Восстание подавлено, и он, по поручению Комитета, увозит матроса Григорьева, убившего двух офицеров, в Америку.
    Там, изучая английский язык, он работал чернорабочим, а потом и слесарем. Но долго в Америке Кузьма не задержался и в начале 1907 г. нелегально вернулся в Россию. Работал в меньшевистских организациях Кишинева, Елизаветграда, Одессы вплоть до ареста в июне 1907 г. на конференции Одесской организации. Отделался высылкой из Одессы на время военного положения, так как не был раскрыт... Затем он очутился в Питере — работал секретарем профсоюза булочников. «Провалился», и в начале 1908 г. переехал в Сибирь. Работал на Енисейских золотых приисках — переводчиком с английского языка, в Красноярске, затем на медном руднике «Юлия», откуда после забастовки вынужден был скрыться и уехал в Белосток, где в 1909 г. опять был арестован. После двухмесячного сидения освободился, опять-таки не будучи раскрыт. 1910 г. Кузьма снова в Питере — нелегально. Вскоре арестовывается, раскрывается и привлекается к судебной ответственности по делу о побеге в 1905 г. из Александровской пересыльной тюрьмы. До суда его из Питера выслали под гласный надзор и... Кузьма перебрался за границу — в Лондон, где в течение двух лет работал секретарем профсоюза деревообделочников, а затем в 1913 г. переехал в Аргентину, где работал по постройке подземной жел. дороги (вот откуда началась его будущая метростроевская работа!) и на изысканиях Центральных Аргентинских ж. д. по электрификации пригородных участков. В 1914 г. вследствие кризиса работы прекратились и он переехал в Южную Африку, где работал пом. землемера в Бечуаналенде. Мировая война. Работа прекратилась, и Кузьма в Австралии, где работал пом. инженера по постройке жел. дор., затем на изысканиях.
    И в Англии, и в Аргентине, и в Африке, и в Австралии Кузьма тесно связан с соц.-дем. организациями, выполняя различные поручения последних. В мае 1917 г. он через Японию вернулся в Россию, но, в виду закрытия границы временным правительством, застрял в Харбине. Здесь он работал секретарем Союза конторских служащих и был избран в Совет рабочих депутатов полосы отчуждения К.-В. ж. д. В конце октября 1917 г. от политической работы он, как член большевистской фракции президиума, руководил заседаниями Совета, принявшего всю полноту власти. После разгрома советской власти китайскими войсками уехал в Владивосток и далее — в Одессу.
    Вследствие болезни до конца 1918 г. от политической работы он временно отошел. Оправившись от болезни, снова отдался политической жизни, работал секретарем различных профорганизаций, примыкая к группе интернационалистов, влившейся затем в РКП(б).
    В период конца 1918 и начала 1919 гг., во время занятия Одессы немцами, он перешел на нелегальное положение.
    В начале 1920 г., когда интервенты были окончательно изгнаны из Одессы, Кузьма работал зампредом Одесского губсовнархоза, затем зав. агитпропа обкома РКП(б) и редактором газеты губкома «Коммунист».
    Осенью, того же года был переброшен в Москву и направлен РК партии на работу в НКИД. По линии НКИД тов. Волынский работал в разных местах и разных должностях до осени 1925 г. За это время он занимал должность первого секретаря наших полпредств в Латвии, Эстонии и Мексике.
    В это же время (1924 г.) им выпущена книга: «Английская рабочая партия», и он начинает собирать материалы по истории рабочего движения в Англии.
    С конца 1925 по 1927 г. работал в «Главконцесскоме», в редакции газеты «Гудок». Затем направлен ЦК в Хабаровск, где был назначен зав. отделом печати Далькрайкома ВКП(б) и по поручению, последнего приступил к организации энциклопедии Дальне-Восточного края. Три года работал он по организации этого дела, и когда в 1932 г. издание энциклопедии было отложено Виктор стал работать в редакции Большой Советской Энциклопедии в качестве пом. главного редактора.
    В июне 1932 г. секретариат ЦК и ВКП(б) направил его на Метрострой, где он и работал до откомандирования его в Шанхай, куда он выехал 7 февраля 1934 г.
    А 9 апреля 1934 г. Виктора не стало. Кончилась большая и разносторонняя жизнь. Профессионал-революционер, хозяйственник, дипломат, строитель. И везде — командная, ответственная работа. Вот его последняя работа в Метрострое, в качестве начальника бюро иностранного опыта и ответственного редактора журнала «Метрострой». И он изучает этот опыт.
    Усиленно читая иностранную литературу по вопросу о строительстве метрополитенов, беседуя с иностранными специалистами, Виктор извлекает все ценное с тем, чтобы применить его на строительстве нашего московского метро. И целый ряд его предложений был принят. В журналах, в отдельных брошюрах он популяризирует метро. Это он делал и своими докладами. Он отдал себя этой работе, как и всякой другой, которую поручала ему партия, целиком и полностью, не обращая внимания на свое основательно подорванное здоровье.
    Рано оборвалась эта жизнь. И партия, и наше Общество потеряли большого и нужного работника.
    А мы, его сопроцессники, «романовцы», потеряли хорошего товарища — потеряли нашего Кузьку.
    Да будет жива о нем память, и пусть его энергия и умение работать будут образцом для нашей дальнейшей работы по построению бесклассового общества.
    /Каторга и Ссылка. Историко-революционный вестник. Кн. 112. № 3. Москва. 1934. С. 139-143./

                      Тарский В. Год в наморднике [Текст] / Тарский В. ; худ. М. Кантор.
                                                — М., 2002. — 93 с. — 150 экз.

                                                              ГОД В НАМОРДНИКЕ
                                                                                   Памяти моих дорогих тётушек
                                                                                   Софьи Яковлевны и
                                                                                   Розы Яковлевны посвящаю
    ...Семья мамы резко отличалась от отцовской. В семье было двенадцать детей. Старшие вполне годились в родители младшим. Моя мама была последним ребенком. Она родилась в 1899 году. Дореволюционную жизнь этой семьи хорошо описала в своих воспоминаниях ныне покойная Эстер Моисеевна Бакинская-Мах, которую в маминой семье называли Настя. Вот отрывок из ее воспоминаний.
    «В конце 1911 года я поступила на работу в мануфактурно-галантерейный магазин: сначала уборщицей, а затем «выдвинулась» в продавщицы. Это был «магазин мадам Рабинович» на Алексеевской площади Молдаванки. У мадам Рабинович была большая семья, много девочек. Именно в этой семье я обрела настоящих друзей, с которыми прошла всю жизнь, привязанность к которым сохраняю и сейчас, когда в 1966 году пишу эти страницы. О семье Рабинович стоит рассказать. У матери был большой магазин. А все дети шли совсем иным путем. Все старшие занимались революционной работой, сидели в тюрьмах, скитались по всему свету. В этом доме находили приют все товарищи и друзья старших детей. Младшие дети должны были помогать старшим, когда те находились в тюрьмах, помогать их товарищам, попавшим «в беду». Младшими были Роза, Соня и Ева. Они часто отправляли посылки высланным в отдаленные районы, они же были частыми гостями в одесской тюрьме, когда носили передачи своим братьям и сестре и их товарищам. Меня тоже приобщили к этому делу, и я несколько раз носила передачи в тюрьму. Где же брали деньги на посылки, денежные переводы и передачи Розочка, Соничка и Евочка (так их все всегда называли). Мать часто уезжала по делам торговли, уплаты по векселям и т.п. в центр к разным поставщикам товара для ее магазина. В это время упаковывались посылки с отрезами на платья, пальто, чулки, шапки, носки, полотенца и пр. Деньги из кассы брались незаметно для мадам Рабинович. Так она расширяла свою торговлю, не зная и не ведая, на кого она работала. В этом доме в 1912 году я впервые узнала о революционном движении»
    Чем жили старшие дети этой большой семьи Рабиновичей? Виктор (выбравший партийную кличку Волынский) родился в 1882 году. В 1902 г. окончил Одесское реальное училище. В этом же году он установил связь с одесским комитетом социал-демократов и начинал работать в качестве агитатора-пропагандиста. Реакция властей не заставила долго ждать, 26 марта 1903 года его арестовали. Четыре с половиной месяца в одесской тюрьме и три с половиной в Воронежской, куда был переведен за участие в тюремной голодовке. Приговор высылка в Восточную Сибирь на 4 года. Далее его неспокойная жизнь проходит в режиме бешенных прыжков: 16 февраля 1904 г. он прибывает в Якутск и с 18. 08. 1904 г. принимает участие в вооруженном протесте на «Романовке». Выступление подавлено, Виктор получает 12 лет каторги и направляется в легендарный «Александровский централ». Там он участвует в беспримерном подкопе: заключенные выкопали в промежутке между деревянным полом и каменным основанием, высотою от 6 до 8 вершков туннель, утрамбовав под полом 40 кубометров земли. В ночь с 16 на 17 января 1905 года побег состоялся. Не для всех он был удачным. Виктор прошел Нижнеудинскую рогатку и добрался до Парижа. С этого момента он становится профессиональным революционером. В мае 1905 года он уже в Женеве. Работает в типографии «Искры». В России разгорается революция. ЦК РСДРП направляет его в Крым. В октябре 1905 г. он руководит всеобщей забастовкой в Мелитополе. Принимает активное участие в восстании флота и гарнизона в Севастополе, а после его разгрома увозит матроса Григорьева, которому грозил расстрел, в Америку. В 1907 г. нелегально вернулся в Россию, был арестован в Одессе, не раскрыт и выслан, в 1908 г. нелегально вернулся в Петербург, провалился, но смог скрыться. В 1909 г. был арестован в Белостоке. Также не был раскрыт, и освобожден. В 1910 г. арестован в Петербурге. Раскрыт и привлечен по «Делу Романовки» и побегу 1905 года, но вновь бежит и добирается до Лондона. Два года работает секретарем профсоюза. В 1913 г. переехал в Аргентину, где работал на постройке подземного туннеля на горной дороге. В связи с кризисом 1914 года и началом Мировой войны перебрался в Австралию. В Англии, Аргентине, в Африке и Австралии был связан с социал-демократическими организациями и выполнял их задания.
    После Февральской революции 1917 года выехал в Россию через Японию, но в связи с закрытием границы Временным правительством застрял в Харбине. В октябре 1917 г. руководил Советом рабочих депутатов полосы отчуждения КВЖД, принявшим всю полноту власти. После разгрома Советской власти китайскими войсками через Владивосток вернулся в Одессу. В 1918-1919 годах работал в Одессе на нелегальном положении. После изгнания интервентов из Одессы в начале 1920 г. работал заместителем председателя Губсовнархоза, затем заведовал отделом агитации и пропаганды обкома КПБ(У) и редактором газеты «Коммунист». В конце 1920 года был отозван на работу в Наркоминдел, где работал до 1925 года первым секретарем посольств в Латвии, Эстонии и Мексике. В 1924 г. выпускает книгу «Английская рабочая партия». В 1927 г. направляется в Хабаровск в качестве заведующего отделом печати Далькрайкома ВКП(б). До 1930 г. совмещает эту работу с подготовкой издания «Энциклопедии Дальневосточного края», а затем его отзывают в Москву, где он начинает работать помощником главного редактора БСЭ Отто Юльевича Шмидта. В июле 1932 года секретариат ЦК ВКП(б) направляет его на работу в Метрострой, в качестве начальника отдела зарубежного опыта и редактора журнала «Метрострой». И, наконец, в 1934 году он направлен в Шанхай в качестве заведующего бюро печати при посольстве СССР в Китае. Умер Виктор Яковлевич Волынский в Шанхае 9 апреля 1934 года от болезни желудка, полученной в бесконечных странствиях по миру. Эти сведения о жизни Волынского почерпнуты мною из некролога в журнале «Каторга и ссылка» общества бывших политкаторжан, членом которого он был и в доме которого до сих пор живет семья его младшего сына, Шурика Волынского. Некролог этот заканчивался такими словами редакции: «Последний отзыв о его работе после большого некролога в «Правде» передали нам товарищи из Китая. Это была вырезка статьи из белоэмигрантской газеты в Шанхае. В статье выражается огромная радость по поводу того, что «сдох» Волынский, который терроризировал русские белоэмигрантские организации в Китае».
    В моей памяти он остался веселым, подвижным, добрым человеком, сыпавшим анекдоты, остроты, шутки. В семье все старшие и младшие звали его просто Витька и он ни на кого не обижался. Я его обожал, так же как и его жену Лиду, журналистку газеты «Гудок», которая погибла в результате несчастного случая. В мою жизнь Лида внесла важный вклад - в младшем школьном возрасте на всю жизнь отучила меня от курения.
    Второй старший брат моей мамы, Филипп, именуемый в семейном обиходе Фишка, был менее доступен. В годы, предшествовавшие репрессиям, его сферой деятельности была внешняя торговля. Будучи председателем «Аркоса» и торгпредом в советском посольстве в Лондоне он с семьей постоянно находился в Англии и лишь наездами бывал в Москве, занимая роскошный номер в гостинице Метрополь. После возвращения в Союз он занимал посты заместителя министра внешней торговли, а перед арестом заместителя министра лесной промышленности. Он также получил свои десять лет и бесследно исчез. С ним были арестованы его жена Софья и дочь Нюрочка, а внучка Галя прошла «систему НКВДистского образования». Помимо роскошного номера в «Метрополе» у меня в памяти о Филиппе остались заграничные тетрадки с божественной гладкой бумагой, совершенно недоступные «обыкновенным» школьникам, великолепные карандаши с резиночками на конце, которые он неизменно дарил мне и Вике, приезжая из-за границы, а так же два или три парада на Красной площади, куда он брал меня с собой. Среди его друзей в то время были П. Л. Капица и Н. М. Шверник. Ради восстановления истины следует отметить: когда Софья и Нюра вернулись домой из лагерей, Капица принял живое участие в их судьбе, семья Шверников не пожелала вспомнить о прошлом знакомстве и отказалась от встречи.
    Я еще не ходил в школу, когда в жизни нашей семьи произошло важное событие. Место отца, с которым я общался крайне редко, так как он после работы в «Книгоноше», «Известиях» и ТАСС отбыл на Дальний Восток, в Маньчжурию, где несколько лет работал на КВЖД, занял очень подвижный, динамичный, веселый и сравнительно молодой человек. Он был на восемь лет моложе отца и на три года мамы. Требовательный и суровый на работе, дома он был необыкновенно чутким и добрым. Для меня стали праздниками  еженедельные выходы в Сандуновские бани, напротив входа в которые расположен наш дом 15. Мы с дядей Веней, как мы с сестрой Викой именовали своего отчима, Вениамина Львовича Люлькина, ходили в 1 разряд с бассейном...
    /Тарский В. Л.  Год в наморднике. Москва. 2002. С. 9-11./


    ВОЛЫНСКИЙ-РАБИНОВИЧ Виктор Яковлевич (01. 10. 1882 г., г. Шклов Могилевской губ. - 09. 04. 1934 г.) - деятель революционного движения в России, журналист, дипломат, член РСДРП. Меньшевик с 1903 г., член РКП(б) с 1919 г. Из семьи служащего. Окончил Одесское реальное училище. Революционную деятельность начал в 1902 г. в Одессе агитатором, вскоре был арестован и сослан на 4 года в Якутскую область. В феврале-марте 1904 г. участник Якутского вооруженного протеста политссыльных, приговорен к 12 годам каторги. В январе 1905 г. бежал из Александровского централа, эмигрировал в Швейцарию. Работал в женевской типографии газеты «Искра». С июля 1905 г. член Крымского комитета РСДРП, руководитель всеобщей забастовки в Мелитополе, участник Севастопольского вооруженного восстания, бежал в Америку. В 1907 г. вернулся в Россию, революционную работу вел в Одессе, Петербурге, Белостоке, еще трижды арестовывался. В 1911 г. эмигрировал, жил в Англии, Аргентине, Австралии, Америке. После Февральской революции 1917 г. вернулся в Одессу, участвовал в борьбе за Советскую власть в городе. С 1920 г. заместитель Председателя Одесского губсовнархоза, заведующий агитпропом Одесского губкома РКП(б), редактор губернской газеты «Коммунист». С конца 1920 г. на дипломатической работе: первый секретарь советского полпредства в Латвии, Эстонии, Мексике. С 1926 г. в редакции газеты «Гудок», заведующий отделом печати Дальневосточного крайкома ВКП(б)(б), организовывал энциклопедию Дальневосточного края (отложена). С 1932 г. помощник главного редактора БСЭ, заведующий бюро печати полпредства СССР в Китае. Член Центрального совета Всесоюзного общества политкаторжан.
    Умер в Шанхае, захоронен в колумбарии Московского крематория.
    Тв.:
    Волынский В. Я. Английская рабочая партия. М., 1924.
    Лит.:
    Корнилович Э. А. На гребне истории. Мн., 1989. С. 17,18.
    Политическая каторга и ссылка. Биографический справочник. М., 1934. С. 124.
    Правда. 1934. 11 апреля (сообщение о смерти).
    Соколинский Л. Памяти Виктора Яковлевича Волынского-Рабиновича // Каторга и ссылка. 1934. № 3. С. 139-143.
    Теплов П. История Якутского протеста. СПб., 1906.
    /Корнилович Э. А.  Беларусь: созвездие политических имен. Историко-биографический справочник. Минск. 2009. С. 90./
    /Корнилович Э. А.  Беларусь: созвездие политических имен. Историко-биографический справочник. Минск. 2010. С. 90./