воскресенье, 18 мая 2014 г.

Ленско-Колымская экспедиция 1909 г. под начальством К. А. Воллосовича. Ч. 1. Койданава. "Кальвіна". 2014.











                                            ЛЕНСКО-КОЛЫМСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ
                                                                         1909 г.
                                        ПОД НАЧАЛЬСТВОМ К. А. ВОЛЛОСОВИЧА
    Одной из задач Комиссии Академии Наук по изучению Якутской АСС Республики является издание трудов прежних экспедиций, имевших место на территории Якутии.
    К числу таковых изданий относится и составляющий предмет настоящего (XV) тома Трудов Комиссии — Сборник работ под заглавием «Ленско-Колымская экспедиция 1909 г. под начальством К. А. Воллосовича».
    В Сборник этот входят статьи участников названной экспедиции, а именно: ее начальника, ныне покойного, К. А. Воллосовича (в обработке Р. Ф. Геккера», астронома Е. Ф. Скворцова и топографа Н. А. Июдина, и кроме того В. В. Ахматова. Предисловие к Сборнику написано Р. Ф. Геккером. Комиссия выражает свою глубокую признательность Р. Ф. Геккеру за его труд по подготовке к печати и редактированию данного труда, а также Э. К. Пекарскому, любезно просмотревшему транскрипцию и давшему русский перевод туземных географических названий, встречающихся в тексте и на картах, приложенных к настоящему труду.
    Председатель Комиссии
    академик В. Комаров

                                                                    ПРЕДИСЛОВИЕ
    Судьба многих — если не большинства — крупных экспедиций, направлявшихся во второй половине прошлого и начале настоящего столетия в еще не затронутые исследовательскою работою отдаленные и трудно доступные районы Сибири, была такова, что добытые ими данные большой научной, а также практической ценности оставались мало кому известными и могли быть использованы далеко не полно. Стоит вспомнить о снаряжавшихся Академией Наук и Географическим Обществом экспедициях А. Л. Чекановского на р. Нижнюю Тунгуску в 1873 г., на р. Оленек в 1874 и 1875 гг. и на р. Лену в 1875 г., И. А. Лопатина в разные части Енисейского края, между прочим на Подкаменную Тунгуску в 1877 г., И. Д. Черского на р. Колыму в 1890 и 1891 гг., И. П. Толмачева на рр. Хатангу и Анабар в 1905 г. и др. Причины тому были разные, но результат получался один и тот же: лишь частичная и неполная обработка собранных материалов, в связи с чем — слабое выявление в печати результатов работ, имевшее следствием последующее повторное снаряжение экспедиций в те же места.
    К экспедициям, весьма значительным по полученным ими заданиям и крупным по результатам их работ, принадлежат две, тесно друг с другом связанные и одновременно работавшие в 1909 г., от б. Министерства торговли и промышленности на берегу Северною Ледовитого моря, между дельтой р. Лены на западе и мысом Дежнева на крайнем северо-востоке.
    Обе экспедиции возглавлялись геологами, сотрудниками Академии Наук — И. П. Толмачевым и К. А. Воллосовичем и имели целью производство новой топографической съемки побережья с определением астрономических пунктов и изучением географических особенностей и геологического строения этой обширной полосы полярной части Сибири. Первая партия, в составе ее руководителя К. А. Воллосовича, астронома Е. Ф. Скворцова и топографа Н. А. Июдина, должна была пройти от дельты р. Лены до устья р. Колымы и составляла Ленско-Колымскую экспедицию, вторая — Чукотская экспедиция — под начальством И. П. Толмачева и в составе астронома Э. Ф. Вебера и топографа М. Я. Кожевникова прошла от устья р. Колымы до мыса Дежнева.
    Ленско-Колымской и Чукотской экспедициями была заснята большая часть береговой полосы между указанными крайними точками, а также был проделан ряд маршрутов внутри страны; было определено большое число астрономических пунктов, дающих хорошую опору при наложении съемки на карту; было собрано много данных о географических особенностях края и его населении, зафиксированных на большом числе фотографических снимков; было произведено много геологических наблюдений и привезен значительный геологический и палеонтологический материал; попутно производились магнитные определения и велись метеорологические наблюдения.
    Однако, работы этих экспедиций до сего времени получили в печати лишь самое общее предварительное освещение, были лишь написаны очерки, заключающие географическую характеристику пройденных областей и знакомящие с ходом экспедиций и основными достигнутыми ими результатами. И. П. Толмачевым была написана книга «По Чукотскому побережью Ледовитого океана (Предварительный отчет начальника экспозиции по исследованию побережья Ледовитого океана от устье Колымы до Берингова пролива, снаряженной в 1409 г. Отделом Торгового Мореплавании Министерства Торговли и Промышленности)», [СПб. 1911.] по работам же Ленско-Колымской экспедиции подобный, но более сжатый очерк был составлен Е. Ф. Скворцовым; он озаглавлен «Ленско-Колымская экспедиция 1909 года» и напечатан в Известиях Русского Географического Общества за 1914 г. (т. L, вып. 7).
    Книга И. П. Толмачева снабжена картою, воспроизводящею старый береговой контур, а также исправленный на основании работ Чукотской экспедиции 1909 г. Никаких картографических приложений очерк Е. Ф. Скворцова не содержит.
    Надо надеяться, что результаты работ Чукотской экспедиции и результаты обработки собранных во время нее геологических коллекций будут со временем полностью опубликованы И. П. Толмачевым. Под редакцией последнего уже начали печататься в 1917 г. материалы Ленско-Колымской экспедиции (Дневник Е. Ф. Скворцова), однако последующие события прекратили это начинание. Смерть К. А. Воллосовича вскоре после того лишила обработку материалов, собранных Ленско-Колымской экспедицией, их руководителя, и они оставались распыленными вплоть до последнего времени, когда в связи с работами Комиссии Академии Наук СССР по изучению Якутской АССР возрос интерес ко всем неопубликованным материалам, имеющимся по территории Якутской республики.
    Большая ценность и интерес, которые представляют неизданные материалы Ленско-Колымской экспедиции, побудили меня, при поддержке Комиссии по изучению Якутской АССР, взяться за собирание разрозненных материалов (что оказалось еще вполне осуществимым), за организацию их обработки, подготовку к печати и редакцию.
    Это начинание, в смысле возможно полного и удовлетворительного его проведения, нашло себе всемерную поддержку в Комиссии по изучению Якутской АССР, главным образом в лице ее ученою секретаря П. В. Виттенбурга, которому приношу здесь свою благодарность. Полнота, с которой удалось обработать и опубликовать данные, собранные экспедицией, многим обязана товарищам К. А. Воллосовича по экспедиции - Е. Ф. Скворцову и Н. А, Июдину и их соавтору В. В. Ахматону, а также Э. К. Пекарскому.
    К сожалению, не удалось осуществить полностью первоначально задуманный план издании материалов экспедиции и опубликовав в данном томе и специальные работы, относящиеся к обработке геологических сборов К. А. Воллосовича за 1908 и 1909 гг. Таковых работ первоначально намечалось пять: 1) обработка Б. М. Куплетским петрографических коллекций из прибрежной тундры, 2) Г. Н. Фредериксом палеозойской фауны с Хараулахских гор и Верхоянского хребта, 3) В. И. Бодылевским — окаменелостей мезозойского возраста из Хараулахских гор и с р. Лены, 4) А. Н. Криштофовичем — третичной флоры с оз. Тастах и 5) В. Н. Сукачевым — остатков четверочной флоры с места раскопок мамонта на р. Санга-Юрях и из других разрезов четвертичных отложений.
    В данное время вполне закончены работы Б. М. Куплетского и  Г. Н. Фредерикса.
    Первая, под заглавием «Материалы по петрографии полярной Сибири между рр. Яной и Алазеей (по сборам К. А. Воллосовича. А. А. Бунге и Э. В. Толля)» будет напечатана в Известиях Академии Наук; вторая, озаглавленная «Верхне-палеозойская фауна Хараулахских гор», равным образом будет опубликована в одном из изданий Академии Наук.
    Остатки мезозойской фауны, не бывшие в свое время определенными Д. Н. Соколовым, оказались чересчур скудными и отчасти плохо сохраненными для того, чтобы быть подвергнутыми специальной обработке. Изучение флор третичного и четвертичного возрастов не было закончено ко времени печатания последних частей настоящего труда; остается выразить надежду, что обработка и этой весьма ценной части сборов К. А. Воллосовича будет доведена до конца и со временем увидит свет.
    Своим оформлением труд «Ленско-Колымская экспедиция 1909 г.» во многом обязан ученому корректору Издательства Академии Наук СССР Н. Г. Редько, которой выражаю здесь свою искреннюю признательность за добросовестную работу и помощь при редактировании труда.
    В отдельных частях, составляющих сборный труд, предлагаемый вниманию лиц, интересующихся природою, населением, географическими цементами, экономическими возможностями и геологическим строением отдаленных северных окраин нашей страны, излагаются история возникновения экспедиции, ее задачи, ход ее работ, указывается ход обработки собранных ею данных и материалов, приводятся результаты последней; попутно даются также ссылки на то, что было известно об изученном экспедициею крае до начала ее работ, и указывается, что до сего времени стало известным и работах Ленско-Колымской экспедиции, и что из ее материалов было использовано до выхода в свет настоящего труда.
    Здесь не место перечислять все то, что будет сказано в специальных главах, и я лишь очень кратко остановлюсь на последних двух вопросах и на том, что нового дают печатаемые ниже материалы Ленско-Колымской экспедиции.
    В общем нужно сказать, что их обработка до сего времени ни в одной из их частей не была доведена до конца, почему в распоряжение учреждений и лиц, заинтересованных и этих материалах, могли пока быть предоставлены лишь предварительные сведения и полуобработанные данные.
    Начальником экспедиции К. Л. Воллосовичем, по возвращении из нее, не был напечатан отчет о работах экспедиции, и все сведения, до сего времени о ней имевшиеся, ограничивались весьма содержательным, но кратким очерком Е. Ф. Скворцова (см. выше) и его статьей «Русское Устье на Индигирке», помешенной в Топографическом Журнале за 1910 г. В публикуемом ниже очерке Е. Ф. Скворцова «В прибрежных тундрах Якутии (Дневник астронома Ленско-Колымской экспедиции 1009 г.)», представляющем обработанный дневник автора, ведшийся им во время пути, даются на фоне ежедневных записей, характеризующих ход и условия работ участников экспедиции, красочное описание природы края и живое изображение его обитателей.
    Дневник Е. Ф. Скворцова иллюстрирован большим числом великолепных фотографий автора, некоторые из которых им уже были помещены в кратком очерке, изданном в 1914 г., а другие были использованы в сборнике «Якутия», изданном Комиссиею по изучению Якутской АССР в 1927 г. Ряд фотографий, не воспроизведенных в дневнике Е. Ф. Скворцова, включен в текст работ К. А. Воллосовича и Н. А. Июдина. Е. Ф. Скворцовым составлены также статьи «Магнитные определения во время Ленско-Колымской экспедиции 1909 г.» и «Метеорологические наблюдения вовремя Ленско-Колымской экспедиции 1909 г.». Первая статья содержит дополнения к данным о величине магнитного склонения в шести пунктах, полученным Е. Ф. Скворцовым и вошедшим в недавно опубликованный труд Э. В. Штеллинга. Д. А. Смирнова и Н. В. Розе «Материалы по изучению земного магнетизма Якутии» [Труды Ком. по изуч. Якутск. АССР. т. II, Л. 1926.]. Вторая статья заключает результаты ежедневных срочных наблюдений автора в продолжение почти полных шести месяцев (1 мая — 25 октября) над изменениями температуры воздуха, с выводом ежедневной средней температуры и наблюдавшегося минимума; кроме того приводится наблюдении над различными метеорологическими явлениями, температурой воды и т. д., а в заключении даются выводы за отдельные месяцы (средние, максимальные и минимальные температуры).
    Обработке астрономических определений К. Ф. Скворцова произведена В. В. Ахматовым; описание выполненной первым работы и оценка достоинства определений даны в статье «Астрономические определения Е. Ф. Скворцова во время Ленско-Колымской экспедиции 1909 г.».
    В последней приводятся список двадцати двух пунктов, определенных во время экспедиции, и таблица поправок хронометров; в приложениях дается составленное Е. Ф. Скворцовым «Описание местоположения астрономических пунктов, к которому Н. А. Июдиным вычерчены небольшие планы местностей, окружающих пункты.
    Главное достижение Ленско-Колымской экспедиции — подробная съемка береговой полосы Северного Ледовитого моря между дельтой р. Яны и устьем р. Алазеи, составленная и вычерченная в масштабе 5 верст в 1 дюйме, в свое время не увязанная с определенными во время экспедиция астрономическими пунктами, была передана в Военно-Топографическое управление Главного управления Генерального штаба, а сейчас хранится в архиве Военно-Картографическою отдела Военно-Топографического управления в Москве. Копиями этой съемки, а также не окончательно вычисленными значениями широт и долгот определенных Е. Ф. Скворцовым пунктов воспользовалось Гидрографическое управление при исправлении карт Северного Ледовитого моря и А. С. Герасимов при составлении карты Якутской АССР (изд. 1924 г.).
    В процессе обработки картографических материалов Ленско-Колымской экспедиции, Н. А. Июдиным была свята копия с хранящегося в Москве оригинала его съемки; дальнейшая же работа по составлению карты, основанной на девятнадцати астрономических пунктах, определенных Е. Ф. Скворцовым, и вычерчивание ее в масштабе 1:600 000 произведены топографом Н. А. Эвенбахом. «Карта маршрутов Ленско-Колымской Экспедиции» напечатана в трех красках в масштабе 1:700 000. Кроме основного контура на ней воспроизведены в большем масштабе — 1:350000 — наиболее важные и сложные части пройденного пути. В объяснительной записке к карте, составленной топографом экспедиции и озаглавленной «Топографические работы Ленско-Колымской экспедиции 1909 г.», Н. А. Июдиным приводятся данные о способе и условиях ведения съемки в тяжелых условиях севера, о ходе обработки полученных материалов, а также производится сравнение полученного берегового контура с его очертаниями на 100-верствой карте. Кроме того Н. А. Июдиным дается описание приводятся части маршрута, пройденного отдельно от Е. Ф. Скворцова.
    Сведения о работах Ленско-Колымской экспедиции в области познания геологического строения края до сего времени отсутствовали почти совершенно, если не считать некоторых геологических данных, сообщаемых Е. Ф. Скворцовым в его очерке, опубликованном в 1914 г.; существовала лишь составленная К. А. Воллосовичем рукописная, без объяснительного текста, геологическая карта местности между нижними течениями рр. Лены и Колымы, использованная на картах Геологического Комитета, да В. Н. Сукачевым и Д. Н. Соколовым была обработана небольшая часть палеонтологических сборов К. А. Воллосовича. Самим же К. А. Воллосовичем о результатах работ Ленско-Колымской экспедиции и его геологических наблюдениях ничего опубликовано не было.
    Ниже мною помешаются данные, заимствованные из дневников К. А. Воллосовича за 1909 г., а также за 1908 г., время работ Санга-Юряхской экспедиции под его же начальством. Данные 1909 г. относятся главным образом к восточной и крайней западной частям прибрежной тундры между рр. Леной и Колымой, в то время как наблюдения 1908 г. касаются преимущественно центральной ее части, в 1909 г. вторично не посещенной. Таким образом, данные К. А. Воллосовича 1908 г., относясь к тому же самому району, что и наблюдения 1909 г., удачно их дополняют, ввиду чего, а также недостаточной известности результатов работ Санга-Юряхской экспедиции 1908 г., ниже совместно печатаются как те, так и другие. Текст дневников К. А. Воллосовича снабжен в примечаниях сносками и ссылками, и к нему приложена составленная совместно с В. М. Куплетским геологическая карта (в 6 красках) в масштабе 25 км в 1 см. Основа для этой карты составлена и вычерчена студентом Географического факультета ЛГУ А. И. Гусевым. Карта представляет новую, исправленную на основании обработки геологических коллекций, редакцию карты К. А. Воллосовича, в свое время составленной им для Геологического Комитета.
    В заключение дается под редакцией Э. К. Пекарского список якутских географических названий, встречающихся в труде и приведенных на приложенных к труду двух картах. Список имеет целью упорядочить правописание туземных географических названий и заинтересовать следующих исследователей собиранием на местах сведений о значении нерусских географических названий, что чрезвычайно облегчило бы работу по их правильной транскрипции.
    К. А. Воллосовичу не удалось самому обработать и опубликовать всех своих наблюдений по геологии северных окраин Якутской республики, а также довести до конца обработку материалов своей последней северной экспедиции, какой являлась Ленско-Колымская.
    К. А. Воллосович был приемником Э. В. Толля в изучении геологии севера Якутской республики, и он немало поработал в этой области, но вместе с тем его исследования, составляя одно из звеньев в общей цепи работ по геологии северных окраин нашей страны, требуют продолжения в виде более систематических и планомерных исследований, чем их удавалось до сего времени вести ему и его предшественникам.
    Самому К. А. Воллосовичу не было суждено продолжить свои работы по геологии севера; он безвременно погиб в 1919 г. при крушении поезда. Данный сборник, носящий название «Ленско-Колымская экспедиция 1909 г. под начальством К. А. Воллосовича» и заключающий в себе обработку материалов, собранных во время наиболее крупной и богатой по достигнутым результатам экспедиции, руководившейся К. А. Воллосовичем, останется памятью о неутомимом исследователе негостеприимного севера, каковым был Константин Адамович Воллосович.
    Р. Геккер
    Отдел Сибирских коллекций
    Геологического музея Академии Наук СССР.
    Май 1930 г.




















                         Геологические наблюдения в тундре между нижними течениями

                                                           рр. Лены и Колымы

                              (по материалам Санга-юряхской экспедиции 1908 г.

                                       и Ленско-Колымской экспедиции 1909 г.)

                                                         К. А. Воллосович

                                          Обработал для печати Р. Ф. Геккер
                                                                 ВВЕДЕНИЕ
    Геологическая часть работ Ленско-Колымской экспедиции 1909 г., выпавшая на долю Константина Адамовича Воллосовича, оставалась до сих пор неопубликованной, если не считать принадлежащей ему и нанесенной согласно его наблюдениям в 1908 - 09 гг. геологической трактовки части северо-восточной Сибири между нижними течениями рр. Лены и Колымы на карте Геологического Комитета 1915 г.,1 обработки В. Н. Сукачевым коллекции шишек, собранных во время этой экспедиции на р. Омолое,2 и нескольких окаменелостей мезозойского возраста с Хараулахских гор и с р. Лены, определенных Д. Н. Соколовым вместе со сходными формами, привезенными в 1908 г.
    Краткие сведения о ходе работ Ленско-Колымской экспедиции и результаты ее исследований, в том числе геологических и географических, были в свое время даны астрономом экспедиции Е. Ф. Скворцовым в предварительном сообщении: «Ленско-Колымская экспедиция 1909 г.» (Изв. Русск. Географ. Общ., т. L в. 7, 1914).
    Наблюдения К. А. Воллосовича были также использованы В. В. Ламанским в его статье «Dаs Аbsterbtn der Gletscher und die Eiszeit» (Zeitschr. f. Gletscherkunde, Bd. VIII, 1914) и, наконец, за последнее время неопубликованные дневники К. А. Воллосовича были использованы А. А. Григорьевым при составлении «Геоморфологического очерка Якутии» для сборника «Якутия» 1927 года.
    Самому К. А. Воллосовичу не было суждено обработать и опубликовать свои полевые наблюдения, хотя, вероятно, шаги к тому им и были предприняты, например, в 1916 г., когда уже начало печататься под редакцией И. П. Толмачева описание хода экспедиции, составленное ее астрономом Е. Ф. Скворцовым. Да и самим дневникам и предварительным записям К. А. грозила опасность быть безвозвратно утраченными, и они сохранились лишь благодаря тому, что были спасены от уничтожения, вместе с частью коллекций, П. В. Виттенбургом в 1917 г. с бывшей дачи К. А. на Лахте.
    Это рукописное наследие К. А. заключалось в пачке записных книжек, черновиков рукописей, карт и надписанных фотографий, из которых к экспедиции 1909 г. относились: одна пикетажная книжка с записью полевых наблюдений, несколько листков с изложением данных о самой экспедиции и ее пути на место работ, отдельные листки с описанием пути от Бурулгина на р. Индигирке до оз. Моготоева, часть карт и ряд фотографий. Вместе с указанными материалами находились аналогичные, касающиеся Санга-Юряхской экспедиции Академии Наук 1908 г. (одна пикетажная книжка, одна тетрадь, один блокнот, карты и фотографии), а именно относящиеся к ее материковым маршрутам и к поездке на Ново-Сибирские острова.
    Последняя экспедиция и результаты работ ее участников — К. А. Воллосвича и Е. В. Пфиценмайера — посланных Академией Наук на раскопки мамонта на р. Санга-Юрях в тундре Св. Носа, освещены в литературе полнее, чем Ленско-Колымская экспедиция. Самим К. А. были написаны две статьи об этой экспедиции, помещенные в III томе VI серии «Известий Академии Наук» за 1909 г.: «Раскопки Санга-Юрахского мамонта 1908 г.» (стр. 437-458, с 4 рис.) и «Сообщение о поездке между Леной и озером Тастах летом 1908 г.» (стр. 511-514). В первой из них, более пространной, описываются, главным образом, раскопки мамонта, условия его залегания и сами остатки, послужившие впоследствии материалом для статей Н. В. Насонова, В. Л. Омелянского и П. И. Шестакова, а во второй, представляющей чрезвычайно краткое сообщение о дальнейших маршрутах экспедиции, лишь в нескольких словах отмечаются главные этапы пути и произведенные наблюдения. Мезозойские окаменелости сборов этого года были описаны Д. Н. Соколовым.
    Подлинные полевые записи К. А. заключают несравненно более данных о геологическом строении пройденной экспедицией местности, чем краткое «сообщение», почему материал этот — сырой, или полуобработанный, в каком виде он предлагается ниже читателю, имеет несомненный интерес для геолога, геоморфолога и географа.
    Ввиду того, что материалы 1909 г. относятся к восточной и крайней западной частям, а главная часть материалов 1908 г. к центральной части одного и того же района, а именно тундры между нижними течениями рр. Лены и Колымы, и дополняют друг друга, представлялось целесообразным обработать и опубликовать эти материалы совместно.
    Что же касается наблюдений К. А. в 1908 г. на о-ве Б. Ляховском, то они не вошли в это издание, так как предполагается опубликовать их совместно с его наблюдениями, произведенными на Ново-Сибирских островах во время Русской Полярной экспедиции в 1901 г. К последнему году относятся также наблюдения К. А. на р. Муксуновке, включенные ниже в описание геологических данных, добытых им в 1908 г.
    Дневники К. А. представляют и после произведенной мною их обработки еще в достаточной степени сырой материал, который в подобном виде при жизни автора не мог бы быть опубликован; я же помещаю полевые записи К. А, в почти неизмененном виде, снабдив их лишь теми или иными комментариями и ссылками.
    Во многих местах в своих дневниках К. А., описывая местности, разрезы или встреченные в них породы, проводит сравнения с уже ранее виденными, основываясь в разрезах на стратиграфических соотношениях, а при описании пород почти всегда лишь на сходстве их петрографического состава. Ввиду ненадежности, однако, последнего признака для стратиграфических целей и трудности, зачастую, в полевых условиях правильно определить состав горной породы, К. А. должен был впадать в ошибки, которые не могли не отразиться на правильности определения возраста наблюдавшихся им толщ. Например, им не раз отмечались известняковые и другие осадочные породы по соседству с гранодиоритовыми массивами и сравнивались с палеозойскими, фаунистически охарактеризованными породами о-ва Котельного; в образцах же с этих мест не оказалось ни одного куска известняка (навряд ли благодаря лишь простой случайности) и ими были представлены лишь темные тонкозернистые песчаники и кремнистые сланцы. Точно также не могут считаться окончательными полевые определения фаунистических и флористических остатков, не подвергнутые последующей проверке. На обработанную часть коллекций К. А. делаются ссылки при нижеследующем тексте его дневников.
    Ввиду наличия подобных невязок, проверить и уточнить которые сейчас не представляется возможным, и ряда несоответствий, наблюдающихся в содержании рукописных и печатных работ К. А., указывающих на то, что его представления претерпевали постепенные изменения, я отказался от первоначального намерения подвести итоги данным, главным образом, по четвертичным отложениям, имеющимся в записях К. А., и провести их сравнение с уже известными по печатным работам самого К. А. и других авторов. Без личного посещения исследованного К. А. района и ознакомления с ним на месте трудно осуществимы критическая оценка и обобщение произведенных им наблюдений и зафиксированных им данных.
    В настоящее время мною воспроизводится текст основного дневника К. А. в проредактированном виде, пополненный параллельными записями, имевшимися для некоторых частей пути. Дневник 1908 г. пополнен по первой из указанных статей К. А. В примечаниях даются (мелким шрифтом) сноски на результаты обработки коллекций К. А., на работы последнего и других лиц, имеющие отношение к содержанию дневников, а также ссылки на тексты подробных этикеток и разрозненных записей, дополняющие самый дневник. В эти примечания включены также ссылки на определения сборов К. А. различными авторами, исследования которых должны были быть опубликованы в этом же томе «Трудов» Комиссии по изучению Якутской АССР совместно с материалами К. А. Ко времени набора данной части труда «Ленско-Колымская экспедиция 1909 г. под начальством К. А. Воллосовича», Б. М. Ку-плетским была закончена обработка петрографических коллекций К. А. и представлена к напечатанию рукопись «Материалы по петрографии  полярной Сибири между рр. Яной и Алазеей (по сборам К. А. Воллосовича, А. А. Бунге и Э. В. «Толля»); Г. Н. Фредерикс обработал палеозойские фауны с Хараулахских гор и с Верхоянского хребта и результаты своих исследований изложил в рукописи «Верхнепалеозойская фауна Хараулахских гор». Изучение третичной флоры с оз. Тастах А. Н. Криштофовичем и остатков четвертичной флоры с местонахождения мамонта на р. Санга-Юрях и из некоторых других мест прибрежной тундры В. Н. Сукачевым закончены не были.
    Для удобства пользования дневниками К. А., содержание последних разбито на ряд глав, снабженных соответствующими заголовками.
    Ввиду того, что почерк К. А. не везде был достаточно разборчив — что связано с трудностями условий работы в исследованной области — его рукописи не всегда могли быть разобраны до конца. В местах не вполне ясных поставлены поэтому вопросительные знаки; по той же причине произведены некоторые сокращения по сравнению с подлинником. В тексте сохранены первоначальные расчеты — в общем весьма приблизительные — расстояний и высот в русских мерах; в скобках дается их точный перевод в метрическую систему.
    Помещенные в дневниках К. А. чертежи исполнены по разбросанным в его записных книжках наброскам; профили через массивы тундры Св. Носа (черт. 35-38) значительно отличаются от первоначальных эскизов К. А., они перечерчены согласно указаниям Б. М. Куплетского, основанным на проработке происходящего отсюда петрографического материала.3
    Маршрутно геологическая карта в масштабе 25 км в 1 см, составленная совместно с Б. М. Куплетским и приложенная к дневникам,4 сходна с той, которая вошла в опубликованную Геологическим Комитетом в 1915 г. «Геологическую карту восточной части Азиатской России»,5 она здесь дается в измененном виде соответственно с результатами обработки коллекций К. А. Главные изменения, внесенные в нее, следующие: выход изверженных пород под Шевелёвым на р. Индигирке обозначен краскою базальтов, а не пород гранитной группы, на г. Чуркун отмечается наличие турмалинового кварцевого порфира (не базальта); на г. Чурпунья — адамеллит (вместо базальта); в изверженных массивах тундры Св. Носа развиты гранодиориты и кварцевые порфириты вместе с диабазами, базальтами и их туфами. Выход осадочных пород (песчаников и сланцев) около этих массивов, на Сиэлляхе, в хр. Улахан-Сис (к востоку от Индигирки) и по западному берегу губы Бубр-Хая, лишенные органических остатков, называемые К. А. Воллосовичем серией «Буорхайских сланцев» и относившиеся им то к палеозою то к мезозою,6 покрашены одним цветом и попыток к их разграничению мною не произведено. Той же краской отмечены по пересечению Хараулахских гор толщи известняковых осадочных пород, также лишенные окаменелостей, относившиеся К. А. на основании их диалогических особенностей к кембрию и силуру. Фаунистически охарактеризованные отложения карбона и перми в Хараулахских горах и песчаники и сланцы заведомо мезозойского возраста обозначены тем же цветом, но отличной штриховкой. Другой краской (сплошной и различной штриховкой) обозначены широко развитые в исследованной области четвертичные отложения, древнечетвертичные отложения на р. Омолое и оз. Тастах и нижнетретичные на берегу последнего. Геологическая раскраска берегов Лены к северу от Булуна, даваемая на картах Геологического Комитета по оригиналу К. А. Воллосовича (здесь отмечены выходы отложений кембрийского, верхнеюрского и мелового возраста), но лишенная объяснений в его рукописных материалах, не воспроизводится на прилагаемой геологической карте. Геологическую раскраску на последней приходится считать схематической, так как она произведена в ряде случаев по одиночным образцам, доставленным из дотоле никем не посещавшихся и геологически совершенно неизвестных местностей.
    Ввиду того, что коллекции К. А. Воллосовича не были в свое время закаталогизированы и пронумерованы и дошли до нас не в полном порядке, некоторые образцы, в особенности фаунистические остатки, лишились этикеток; не исключена также возможность перепутывания некоторых образцов.
    Фотографические снимки и рисунки с них, воспроизведенные в дневниках К. А., относятся к 1908 и, 1909 гг. и являются дополнениями к многочисленным иллюстрациям описания экспедиции 1909 г. Е. Ф. Скворцова, на которые делаются ссылки. В работе Е. Ф. Скворцова заключается также не мало геологических и геоморфологических данных, могущих служить дополнениями к наблюдениям К. А. Воллосовича, здесь же приводится и толкование их со слов последнего.
    Маршруты К. А. Воллосовича в 1908 и 1909 гг. и Н. А. Июдина и Е. Ф. Скворцова в 1909 г. нанесены на карту по данным, имевшимся на черновых картах и в дневниках К. А., по дневнику Ленско-Колымской экспедиции, составленному Е. Ф. Скворцовым, и по маршрутным съемкам Н. А. Июдина и Е. Ф. Скворцова.
    Маршруты К. А. Воллосовича по тундрам между Леной и Колымой затронули ряд интереснейших в геологическом отношении районов, которые либо еще никто до него не посещал, либо если кто в них и бывал, то или во время года, неблагоприятное для производства геологических наблюдений и сборов, или уже очень давно и без специальной для геологических исследований подготовки и снаряжения.
    К. А. Воллосовичем производились наблюдения по тракту Якутск — Казачье (в верховье р. Дулгалаха были найдены верхнепалеозойские окаменелости); им были посещены все массивы тундры Св. Носа, — некоторые из них до него были затронуты исследованиями Э. В. Толля и А. А. Бунге;7 им был совершен интереснейший маршрут по отрогам хр. Улахан-Сис, между рр. Индигиркой и Алазеей, на котором им наблюдались и впервые были сфотографированы своеобразные продукты выветривания гранитов — каменные рощи «кисиляхи»8; с ряда возвышенностей той же полосы и с Медвежьих островов К. А. Воллосовичем были получены образцы горных пород от инородцев. К. А. были исследованы выходы изверженных пород по р. Индигирке к югу от Русского Устья (около Бурулгина и Шевелева) и посещены и впервые изучены третичные разрезы берегов оз. Тастах к востоку, от р. Хромы, бывшие известными по присутствию в них пластов угля и янтаря еще со времен М. Геденштрома (экспедиция 1809-11 гг.)9 и в течение целого столетия остававшиеся вне возможности их достижения (рис. 82 и 89). Далее К. А. Воллосовичем была открыта любопытная древнечетвертичная флора хвойных на р. Омолое, и дважды были пересечены Хараулахские горы, в которых им были обнаружены отложения различного возраста — в том числе палеонтологически охарактеризованные карбон и пермь (в которых была найдена своеобразная фауна австралийского типа), а также отложения нижнего мела. В Хараулахских же горах К. А. Воллосовичем наблюдались и были сфотографированы фирновые поля (рис. 83), располагающиеся выше линии в 3000 фут. (900 м). Наконец, по всему маршруту изучались разрезы четвертичных отложений, заключающие во многих местах мощные толщи льда, остатки вымерших млекопитающих и более богатой, чем сейчас, флоры, привлекавшие особое внимание К. А. Воллосовича со времени Русской Полярной экспедиции. К этому же времени относятся произведенные К. А. Воллосовичем, совместно с Е. В. Пфиценмайером, раскопки (мамонта) на р. Санга-Юрях, а также раскопки другого трупа мамонта на о-ве Б. Ляховском, организованные К. А. Волосcовичем силами устьянских промышленников.
    Материалы и сведения, собранные во время этих раскопок, вместе с маршрутными и некоторыми более стационарными наблюдениями во время трех экспедиций в прибрежной материковой части Якутской республики и на Ново-Сибирских островах дали К. А. Воллосовичу возможность нарисовать картину геологического строения и геологической истории этой отдаленной и трудно доступной части Азии.
    В своих исследованиях севера Якутской республики К. А. Воллосович явился приемником работ Э. В. Толля,10 также участвовавшего в трех экспедициях (экспедиции Академии Наук в 1885/6, 1893 и 1901/02 гг.) и не вернувшегося из последней; Русская Полярная экспедиция, ставшая роковой для Э. В. Толля была первой сибирской экспедицией К. А. Воллосовича, принимавшего в ней участие в качестве начальника санной вспомогательной партии. Своими повторными работами в этом мало изученном крае К. А. Воллосович значительно расширил и углубил представление о его геологии, данное Э. В. Толлем. Работы К. А. Воллосовича,10 а также лиц, обработавших его сборы, заключают последнее слово, сказанное по геологии этого края; не будучи до сих пор никем дополненными или повторенными, исследования К. А. Воллосовича ждут своего продолжателя.
    Публикуемые ниже материалы составляют фактический материал, легший в основу толкования К. А. Воллосовичем геологии материковой части Якутской республики между нижними течениями рр. Лены и Колымы,
    Р. Геккер
-----------------
    1. С этой карты данные К. А. Воллосовича были перенесены в несколько измененном виде и на карты последующих изданий Геологического Комитета.
    2. Ссылки на литературу см. ниже в конце введения и при дневниках К. А. Воллосовича.
    3. Б. М. Куплетским изучены изверженные породы из сборов К. А. Воллосовича, а также определены осадочные.
    4. Основа для этой карты составлена и вычерчена А. И. Гусевым по карте Якутской АСС Республики А. С. Герасимова (1924 г.) и 100-верстной карте, исправленным в береговой полосе между Яной и Алазеей по съемке и астрономическим пунктам Ленско-Колымской экспедиции (см. большую карту маршрутов), а также по рукописным картам К. А. Воллосовича (часть рельефа и течения рек).
    5. Подлинник, составленный К. А. Воллосовичем, и любезно предоставленный мне для использования А. К. Мейстером, хранится в Геологическом Комитете и почти ничем не отличается от его репродукции в печати.
    6. На карте, изданной Геологическим Комитетом в 1915 г., «Буорхайские сланцы» К. А. Воллосовича отнесены к палеозою и обозначены через Рz2; на «Геологической карте Азиатской части СССР» (1925 г.) они оставлены лишь вдоль западного берега губы Буор-Хая и на хребте Улахан-Сис, где обозначены через Рz.
    7. A. Bunge u. E. Toll. Berichte über die von der K. Akademie der Wissenschaften ausgerüstete Expedition nach den Neusibirischen Inseln und dem Jana-Lande, Beiträge zur Kenntnis des Russ. Reiches u. d. angrenzenden Länder Asiens. III Folge. 1886; Э. Толль. Очерк геологии Ново-Сибирских островов и важнейшие задачи исследования полярных стран. Зап. И. Акад. Наук. VIII сер., т. IX, № 1. 1899.
    8. См. также: Г. Майдель. Путешествие по северо-восточной части Якутской области в 1868-70 гг. Ч. I. Прилож. к LХХIV т. Зап. И. Акад. Наук, № 3. 1894 (тоже на немецком языке в Beiträge zur Kenntnis d. Russ. Reiches u. d. angrenzenden Länder Asiens. IV Folge, I T., SS. 401-402. 1893).
    9. М. Геденштром. Отрывки о Сибири. СПб. 1830. См. также сведения об этом озере, помещенные в записках врача экспедиции Анжу: «Замечания медика-хирурга Фигурина о разных предметах Естественной Истории и Физики, учиненные в Устьянске и окрестностях оного в 1822 году». Сиб. Вестн., ч. IV, стр. 196. 1823.
    10. Другие работы Э. В. Толля по северу Якутской республики, выше не приведенные:
    1. Толль, Э.  Экспедиция И. Академии Наук 1893 года на Ново-Сибирские острова и побережье Ледовитого океана. Изв. И. Русск, геогр. общ., т. XXX, стр. 435-451. 1894.
    2. Он же.  Об экспедиции на Ново-Сибирские острова и побережье Ледовитого океана от Святого Носа до Хатангской губы. Зап. И. Акад. Наук. т. LXXV, прот., стр. 41-55 и 71-73. 1895.
    3 Он же. Ископаемые ледники Ново-Сибирских островов, их отношение к трупам мамонтов и к ледниковому периоду. Зап. И. Русск. Геогр. Общ. по общ. геогр. т. XXXII, № 1. 1897.
    4. Отчеты о работах Русской Полярной Экспедиции, находящейся под начальством барона Толля, III и VIII. Изв. И. Акад. Наук, т. XVI, № 5, стр. 195-206. 1902; т. XX, № 5, стр. 158-160. 1904.
    5. Е. v. Toll. Mitteilung über eine Reise nach den Neusibirisclten Inseln und längs der Eismeerltüsle, ausgeführt im Jahre 1893. Petermanns Mitt., 40 Bd. 1894. SS. 131-139, 155-159.
    6. E. v. Toll. Die fossilen Eiskiger und ihre Beziehungen zu den Mammutnleichen. Mém. de l'Acad. mp. des Sc. de St.-Pćt. VU sér., t. XLII, № 13. 1895.
    7. Xi. v. Toll. Die Russische Polaríahrt der „Sarja”.(1900-1902). Herausg. v. Emmy v. Toll. Berlin. 1909 p.
    11. Список работ К. А. Воллосовича по геологии прибрежной части материка Якутской республики и Ново-Сибирских островов:
    1. Отчеты о работах Русской Полярной Экспедиции под начальством барона Толля. Ш, прил. 9 VI 10. Изв. И. Акад. Наук, т. XVI, № 5, стр. 240-247. 1902.
    2. О геологическом строении Ново-Сибирских островов и земли Беннета. Зап. И. СПб. Минер. Общ. II сер., т. ХLIII; прот. V, стр. 34-37. 1905.
    3. Раскопки Санга-юрахского мамонта в 1908 г. Изв. И. Акад. Наук, VI сер., т. III; стр. 437-458. 1909.
    4. Сообщение о поездке между Леной и озером Тастах летом 1908 г. Изв. И. Акад. Наук, VI сер. т. III, стр. 511-514. 1939.
    5. Мамонт острова Большого Ляховского (Новосибирские острова). Зап, И. СПб. Минер. Общ., II сер. т. L; стр. 305-338. 1915.
    Кроме того:
    6. Составленная К. А. Воллосовичем схема послетретичных образований на Ново-Сибирских островах и объяснение к ней помещены в работе М. Павловой: Описание ископаемых млекопитающих, собранных русской полярной экспедицией в 1900-1903 гг. Зап. И. Акад. Наук, VIII сер., т. XXI, №1. 1906.
    7. К. А. Воллосовичем написаны глава К. А. Воллосовичем написаны глава „Übersicht der wissenschaftlichen Arbeiten Baron Tolls und allgemeine geologische Resultate seiner letzten Expedition. (SS. 601-622), в книге E. Toll. Die Russische Polarfahrt der „Sarja (1900-1902). Heratisg. v. Emmy v. Toll. Berlin. 1909.