вторник, 29 апреля 2014 г.

В. Ю. Павлович. Золотинка. Койданава. "Кальвіна". 2014.






                                                                ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ
    Каждая великая стройка в нашей стране является символом своего времени, своего поколения. Символом героических дел комсомолии 70-х годов стала Байкало-Амурская магистраль.
    В своей речи на XVII съезде ВЛКСМ 23 апреля 1974 года Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев сказал:
    «Байкало-Амурская магистраль прорежет вековую тайгу, пройдет там, где лежат огромные богатства, которые нужно поставить на службу Родине...
    Мы твердо уверены, что комсомольцы, молодежь внесут свой достойный вклад в эту грандиозную стройку. Эстафету Комсомольска-на-Амуре, Магнитки и Турксиба, Днепрогэса и целины, Братска и КамАЗа они пронесут по новым, еще не освоенным просторам Сибири».
    Тысячи юношей и девушек страны горячо откликнулись на призыв партии принять участие в стройке века. В полный голос заявила о себе, о своей верности славным традициям комсомолия Советской Белоруссии.
    В составе первого ударного комсомольского отряда имени XVII съезда ВЛКСМ уехала на БАМ бригада делегата этого съезда минского строителя Александра Никитенко. Ударно работали белорусские ребята с первого дня рождения магистрали. Строя индустриальный комплекс БАМа город Шимановск, бригада Александра Никитенко стала победителем Бессоюзной ударной комсомольской вахты и удостоилась права носить имя певца комсомольской юности Николая Островского. А тем временем в горкомы и райкомы комсомола республики, в редакции газет нескончаемым потоком шли письма, заявления с просьбой: «Прошу послать меня на БАМ». Они шли от коммунистов, комсомольцев, молодых энтузиастов из всех далеких и близких уголков Белоруссии. Короткое, звонкое слово БАМ стало для них набатом, зовущим на большие дела.
    Комсомольские организации республики провели большую работу по мобилизации и отбору добровольцев на великую стройку.
    Комсомольские путевки вручались самым достойным. Предпочтение отдавалось парням и девушкам, хорошо подготовленным в профессиональном отношении, имеющим две, три, а то и четыре смежных профессии, комсомольским активистам, людям высоких волевых и моральных качеств.
    И вот сформирован первый белорусский комсомольско-молодежный отряд строителей БАМа. В его состав вошло 128 юношей и девушек из всех областей республики. Возглавил отряд коммунист Анатолий Шимбаревич, главный механик Гродненского завода строительных конструкций. Комиссаром был избран шофер минского автокомбината № 7 Николай Бондарев.
    В солнечный, по-весеннему теплый день 27 марта 1975 года столица Советской Белоруссии торжественно провожала добровольцев в далекую дорогу. На встречу с ними пришли знатные строители, Герои Социалистического Труда — бригадир комсомольско-молодежной бригады маляров стройтреста № 17 «Лавсанстрой» А. В. Шатухина, бригадир бригады коммунистического труда каменщиков стройтреста № 1 А. М. Громов, машинист бульдозера стройтреста № 15 С. М. Мисунов, заслуженные строители Белорусской ССР С. И. Ярошевич, А. О. Фурсевич, Ф. Ф. Артеменко, а также мать легендарного минского подпольщика, Героя Советского Союза Николая Кедышко Вера Павловна и сестра Надежда Александровна Кедышко.
    Решением секретариата ЦК комсомола республики первому белорусскому отряду строителей Байкало-Амурской магистрали присвоено имя героя-комсомольца Николая Кедышко, который навечно зачислен в состав отряда.
    В памяти участников этой встречи навсегда остались взволнованные слова Веры Павловны Кедышко. По-матерински тепло и ласково она говорила:
    «Дети мои дорогие, сыны и дочери! Позвала вас страна — надо ехать, надо строить, надо идти вперед. Над вами сегодня не свищут пули, не летают самолеты с черными крестами на крыльях, но сегодня ваш фронт там, на далекой магистрали в Сибири. Вам будет нелегко, как некогда пришлось моему сыну и его друзьям в страшные годы войны. Но они сражались до последней пули и до последнего вздоха, их даже мертвых боялись фашисты, и сыновья наши победили.
    Не бойтесь преград, смело идите вперед, и вы победите — через тайгу, горы и реки пройдет дорога. Она будет вечным памятником вашему героизму и мужеству. Работайте за себя и за моего сына Николая. Любите жизнь, любите песни, как любил их сын; будьте веселыми, добрыми, сильными. Ждем вас с победой домой!»
    «Идти вперед!» — этот наказ стал путеводной звездой отряда имени Николая Кедышко. Взяв курс в Сибирь, он в первых числах апреля высадился в Южной Якутии, рядом с самой холодной 60-й параллелью. Тайга еще находилась в цепком плену суровой сибирской зимы. Кругом лежал глубокий снег, дул ледяной, пронизывающий насквозь северный ветер.
    Сохранился снимок первого комсомольского собрания бойцов отряда. Проходило оно под открытым небом. Белорусские парни и девчата слегка поеживались от непривычного холода и колючей снежной пороши. Но на лицах — ни тени отчаяния. Нетрудно убедиться, что все настроены по-боевому. На том собрании были четко определены главные задачи отряда: строить крупный жилой поселок и стальную магистраль. Иначе говоря, вести наступление на два фронта.
    Посланцам Советской Белоруссии, вошедшим в отряд имени Николая Кедышко, выпала честь строить один из самых трудных и важных участков дороги, который станет своего рода ключом к несметным богатствам Южной Якутии. Этот ключ позволит поставить на службу народному хозяйству страны миллиарды тонн коксующихся углей, железной руды, меди, слюды, других сокровищ сибирской земли. Сроки па сооружение так называемого малого БАМа, идущего с юга па север и являющегося началом будущей Северо-Восточной магистрали (она пройдет через города Алдан, Томмот, Якутск и сыграет неоценимую роль в развитии всего северо-востока СССР), установлены самые минимальные — в 1978 году по ветке Тында-Бсркакит должны пойти поезда.
    Задачи огромные, и решать их непросто. Комсомольские организации Белоруссии оказывают отряду имени Николая Кодышко, ставшему ядром строительно-монтажного поезда № 578, всестороннюю помощь. В конце января 1975 года бюро ЦК ЛКСМБ приняло постановление «О шефстве комсомольских организаций Белоруссии над строительством Байкало-Амурской железнодорожной магистрали». Разработаны конкретные мероприятия по шефству, которые успешно выполняются.
    Хороший пример показали комсомольцы Минского дважды орденоносного автомобильного завода. Выступив инициаторами шефства промышленных предприятий над БАМом, они еще в начале 1975 года досрочно изготовили и отправили в адрес великой стройки 170 сверхплановых МАЗов, а затем в нерабочее время изготовили из отходов металла для отряда имени Николая Кедышко несколько контейнеров электромонтажного и слесарного инструмента, различных строп и другого необходимого строителям инвентаря. В адрес отряда отправляется не только техника, но и «духовная пища» — тысячи экземпляров книг и журналов. Большую работу по сбору и отправке книг для белорусских строителей БАМа провели, в частности, учителя, комсомольцы и пионеры гродненской средней школы № 7.
    Мероприятиями по шефству республиканской комсомольской организации над БАМом предусмотрено ежегодно направлять туда лауреатов премии Ленинского комсомола Белоруссии, молодых литераторов, художников, музыкантов, а также пропагандистов.
    Летом 1975 года представитель Министерства транспортного строительства СССР А. Б. Романов сообщал в штаб ЦК ВЛКСМ на БАМе, что «благодаря успешной работе, проведенной комсомольскими организациями областей Белоруссии, в первом и втором кварталах 1975 года было полностью выполнено задание по направлению молодых строителей по комсомольским путевкам на строительство Байкало-Амурской магистрали. Согласно разнарядке ЦК ВЛКСМ при задании 500 на стройку было направлено 512 человек с учетом требуемых специальностей и хороших моральных качеств направляемых».
    Сегодня новое пополнение отряда имени Николая Кедышко с честью продолжает эстафету героических дел первопроходцев. В ЦК комсомола республики приходят все новые сообщения о замечательных свершениях и победах посланцев Советской Белоруссии на всех участках грандиозной стройки. Вдохновенно, с небывалым политическим и трудовым подъемом соревновались они за достойную встречу XXV съезда КПСС. Успешно выполнить решения съезда, досрочно проложить в тайге стальную магистраль — с этим главным стремлением продолжает сейчас соревнование многотысячный отряд строителей БАМа.
    Летом 1975 года по заданию ЦК ЛКСМБ па стройке века в отряде имени Николая Кедышко побывал минский журналист Владимир Павлович. В печати публиковались его письма с БАМа.
    В предлагаемой читателю книге Б. Павловича «Золотника» рассказывается о бойцах первого белорусского комсомольско-молодежного отряда имени Николая Кедышко и их ударных делах на строительстве Байкало-Амурской магистрали, крупного жилого поселка Золотника в Якутской АССР и проходящего там северного участка БАМа. Отдельная глава посвящена бригаде делегата XVII съезда ВЛКСМ Александра Никитенко, строящей крупный индустриальный комплекс БАМа — юрод Шимановск. Автор рассказывает о трудовых свершениях белорусских добровольцев на других участках магистрали, о воспитании молодежи на лучших традициях комсомола, их учебе, о шефской помощи комсомольских организаций Белоруссии строителям магистрали.
    Золотника — это страница летописи замечательных трудовых свершений комсомольцев Белоруссии па Всесоюзной ударной комсомольской стройке - Байкало-Амурской магистрали.
    Б. Савченко,
    секретарь ЦК ЛКСМБ.



                                                  ПОЕЗД  ИДЕТ  НА  ВОСТОК
    Теплым майским вечером па перроне Минского железнодорожного вокзала царило необычное оживление. Столица республики торжественно провожала в далекий путь — на строительство БАМа очередной отряд добровольцев, парней и девушек с берегов Днепра и Буга, Свислочи и Немана, Березины и Припяти. В окружении родных, друзей и знакомых они стояли у вагонов — взволнованные, счастливые, с букетами первых весенних цветов в руках.
    Я смотрел на ребят, слушал адресованные им последние напутствия и думал о том, что на большие дела наши люди едут, как правило, с каким-то по-особому приподнятым, светлым настроением, что они везут с собой большой заряд бодрости, сил и энергии.
    В поезде Москва — Хабаровск, в котором наш отряд ехал на БАМ, мне то и дело приходилось слышать: «А помнишь?» А помнишь, товарищ, как когда-то ехали мы на уборку целинных урожаев? А помнишь, как отправлялись па север Томской области, в район большой сибирской нефти, как мужали в трудных таежных краях? Изменяются адреса ударных строек, маршруты следования отрядов, конечные станции. Изменяемся, конечно, и мы сами — становимся старше, опытнее. Но не изменяется и не гаснет, остается вечным огонь комсомольских сердец.
    Первым, с кем познакомился я в поезде, был Валерий Таранов. Высокий, стройный и плечистый, с густой черной шевелюрой и искринкой в глазах, он чем-то напоминает цыгана. Да и по натуре веселый, общительный. «Нет, не цыган я, а белорус. Но кочевал в своей жизни немало»,— с улыбкой говорил мне Валерий под стук колес.
    Рос и воспитывался он в детском доме на Гродненщине. А потом поступил в одно из минских профессионально-технических училищ строителей. «Помню, как впервые ехали мы, пятнадцатилетние, в Казахстан, на целину, - рассказывал Валерий, - Нам повезло - проходили практику в известном на всю страну совхозе «Молодая гвардия». Строили дома, набирались опыта и сил, закалялись. Целина, можно сказать, дала нам путевку в жизнь».
    Окончив училище, Валерий Таранов мужал на стройках легендарной Магнитки, потом отлично нес службу в рядах Советской Армии. Демобилизовавшись, пришел па минский завод железобетонных изделий, работал электросварщиком. Тут и познакомился с такими же, как он, демобилизованными воинами Евгением Павлюкевичем, Сергеем Вярвильским, Вячеславом Рачком и Георгием Акудовичем. Стали друзьями - водой не разольешь. И на БАМ решили отправиться вместе. Все, как один, прошли, что называется, по конкурсу на стройку, получили комсомольские путевки. И не случайно. Ведь у каждого за плечами школа трудовой выучки, мастерства и закалки.
    Мастером арматурного участка был на заводе Сергей Вярвильский. Хорошим мастером. Помнится, как тепло провожали Сергея в дальнюю дорогу родные и друзья. На перроне железнодорожного вокзала была вея семья Вярвильских: отец — Олег Александрович, участник Великой Отечественной войны, военный инженер-строитель, а ныне подполковник запаса, брат Александр — студент политехнического института, будущий строитель гидростанций, его жена Валентина Ивановна — работник одной из строительных организаций города. На руках Сергей бережно держал пятимесячного сына. Говорил окружающим: «Вот вырастет сын и когда-нибудь скажет: «Мой отец тоже строил БАМ». Как думаете, скажет? А может, он и сам станет строителем». Старшим в великолепной пятерке является Евгений Павлюкевич, коммунист, опытный бетонщик. Ребята уважают его.
    Задумчиво сидела у окна вагона комсомолка Анна Пугач. Симпатичная, скромная девушка. Анне нет еще и двадцати, но она уже не новичок в строительном деле. Три года назад она окончила минское ГПТУ № 53, прошла школу трудовой закалки в стройтресте № 1.
    — Работала я почти все это время штукатуром на строительстве микрорайона Восток-1, — рассказывала Анна. — Там вместе с подругами «одевала» высотные дома, школы, детские сады. Получила третий разряд квалификации. Все было хороню. Когда решилась поехать па БАМ, мама (она в колхозе работает) не на шутку встревожилась и разволновалась. А папа твердо сказал: «Пусть едет и учится жить». Моя сестра Лена в этом году заканчивает десятилетку и уже заявила, что тоже, мол, поедет на БАМ и там продолжит учебу.
    Анна едет с подругами Валентиной Букшинской, Людмилой Каплуновой, Раисой Блинковой, Марией Вильтовской и Зинаидой Пашковской. Все они воспитанницы минских профессионально-технических училищ строителей, уже успели поработать в коллективах трестов и комбинатов и получить там надежную трудовую закалку.
    В пути Раисе Блинковой исполнилось восемнадцать лет. Весь отряд тепло поздравлял именинницу, а затем по радио передали ее любимые песни.
    — Я счастлива, что еду на БАМ, — взволнованно говорила Рая. — Горжусь доверием комсомола и надеюсь оправдать его.
    ...Поезд идет на восток. За окнами вагонов в стремительном хороводе проносятся белеющие па горизонте села, синие перелески, реки, леса. Станции встречают нас праздничным убранством, кумачом флагов и транспарантов.
    Страна отмечает 30-летие Победы над фашистской Германией. Всюду торжественно чествуют ветеранов войны, отстоявших в смертельной схватке с врагом честь и независимость нашей Родины, жизнь и весну на земле. А в это время их сыновья едут на самый передний край мирного фронта, на стройку века — БАМ. Впрочем, едут не только сыновья.
    Утром 9 мая весь наш отряд тепло поздравил с праздником Победы участника Великой Отечественной войны Георгия Терентьевича Кононкова. Ему было всего восемнадцать лет, когда стал механиком-водителем грозной «тридцатьчетверки». В составе 8-й гвардейской армии громил врага под Варшавой, форсировал Одер, штурмовал Берлин. Награжден орденом Красной Звезды и многими медалями.
    — Во время войны мне приходилось видеть немало пустырей, пепелищ и пожарищ, — взволнованно рассказывал в купе молодым спутникам Георгий Терентьевич. Уже тогда твердо решил я стать строителем, чтобы своими руками возрождать города и села. Осуществил свою мечту, много лет строил Гомель. Перед отъездом на БАМ шел по его улицам и, откровенно говоря, на душе было по-особому хорошо. Ведь шел не просто по улице, а мимо своих домов, которые строил и в каждом из которых оставил частицу сердца. А с вами решил поехать потому, что не мог иначе. Словом, потянуло на передовую. Да так, что ни жена, ни дети и внуки не удержали.
    Потянуло на передовую... Уже позже, на БАМе, мне рассказали, что один из первых побывавших там западных журналистов никак не мог взять в толк, что заставило тысячи молодых, обеспеченных людей отказаться от спокойной благоустроенной жизни и броситься в тайгу, в неизвестность. И тогда ему показали стопки анкет, заполненных добровольцами по пути на стройку. В каждой из них содержалось пять вопросов, и первый из них — «Почему вы решили поехать на БАМ?»
    Заполнила такую анкету и минчанка Вера Агафонова, ехавшая в составе первого белорусского отряда имени Николая Кедышко. Вот как ответила она на первый вопрос: «В одном предложении не скажешь всего, о чем думала целый год, прежде чем поехать. Но главное, все же желание более полной отдачи сил, желание испытать себя. И еще очень хочется, чтобы где-то на земле, на карте была точка, о которой я могла бы сказать: это мой город (пусть не город, пусть станция)».
    А затем прямо па анкете Вера написала интересные стихи, в которых сеть и такие строки:
                                                Я говорила им и там и тут,
                                                Да разве всех их переспоришь, —
                                                Заочно можно кончить институт,
                                                А БАМ заочно — не построишь.
    Кстати, условиями анкеты оговаривалось, что заполняющий ее может не указывать своей фамилии. Значит, каждый мог, не стесняясь, писать, что хочет. Вот они, эти безымянные ответы:
    «Еду на БАМ, чтобы знать, что и мой труд вливается в труд моей республики, чтобы дети мои тоже шли такой дорогой»; «Хочется испытать себя, быть хозяином сибирской тайги и покорять ее своими руками»; «Решила без долгих колебаний, потому что так подсказало сердце»; «Откровенно говоря, я вспомнил Павку Корчагина. Это был мужественный и сильный человек. Будь он нашим современником, он бы не колебался — ехать ему или не ехать. И я тоже решил не раздумывать»; «У меня строительная специальность. А их на БАМе пока не хватает. И я решила, что мое место именно там. Ведь кто будет строить, если не мы — молодые наследники героических традиций нашего комсомола»; «Когда-то мой дед участвовал в строительстве Транссибирской магистрали. Отец стал машинистом поезда, а я закончил железнодорожный техникум и решил начать свою трудовую жизнь в сибирской тайге»; «Дома в Минске у меня остались жена и два сына. Не так-то просто было расставаться. И все-таки я не мог не поехать, ведь строится магистраль будущего».
    Можно привести десятки, сотни подобных ответов. Все они говорят сами за себя. В первую очередь о том, что на БАМ едет лучшая часть нашей молодежи — стойкая, целеустремленная, передовая, преданная делу Коммунистической партии.
    Были, правда, и другие ответы: «Хочу хорошо заработать»; «Материальная сторона дела для меня — главная». Ребята не осуждали авторов этих признаний. Каждый заработанный на стройке рубль имеет особую цену, им определяется работа первой категории трудностей. Не осуждали, но и не восхищались философией тех, для кого главным праздником в жизни бывают дни получки.
    ...В вагонах было шумно и весело. Ведь ехало ни много ни мало — сто человек. Кто-то принес баян и гитару. Зазвучали песни. А затем в репродукторах поезда раздался мягкий голос диктора радиоузла:
    — Внимание, друзья! В нашем поезде начинает работать радиостанция «Молодость». Мы будем регулярно передавать новости жизни нашего отряда и строителей БАМа, а также проведем конкурс участников художественной самодеятельности всех жанров.
    Создателем и диктором «Молодости» был корреспондент гродненского телевидения Александр Лосминский. Скоро мы привыкли к позывным своей радиостанции, ждали их с нетерпением. Сколько талантов выявилось... Каждый раз выступали все новые певцы, музыканты, мастера художественного слова.
    Пробовали свои силы начинающие поэты. Особенно поправились всем написанные кем-то из бойцов отряда и переданные по радио поезда стихи:
                                                Стучат и грохочут колеса,
                                                Качая на стыках вагоны,
                                                А в окнах мелькают березы,
                                                А в окнах мелькают перроны.
                                                И мчит пассажирский наш поезд,
                                                И мчит нас на Дальний Восток,
                                                Туда, где свершается подвиг,
                                                Туда, где отважный народ.
                                            ЗДРАВСТВУЙ, СТОЛИЦА БАМа
    Есть в Амурской области маленькая железнодорожная станция Сковородино. Там и высадился наш отряд после шести суток пути. На перроне посланцев Белоруссии тепло приветствовали представители управления «Бамстройпуть». А комсомолка Людмила Сашненина, приехавшая встречать наше пополнение из Золотники, преподнесла каждому из нас цветущие ветки красавца тайги — багульника.
    Мы продолжали свой путь на автобусах — теперь уже на север, в Якутскую АССР. Навсегда запомнится нам это ночное путешествие по знаменитой Амуро-Якутской магистрали. Запомнятся таинственная ночная тайга и яркие звезды на чистом небе Сибири, не смолкающие песни в автобусах и первые встречи в поселке Тындинском, что находится на севере Амурской области.
    В тот солнечный майский день поселок жил двумя главными событиями - юбилеем Великой Победы и перпой трудовой победы строителей БАМа. Они на пять месяцев раньше установленного срока ввели в эксплуатацию участок стальной магистрали между станциями БАМ — Тында протяженностью 178 километров. Известно, что строительство БАМа начиналось еще в довоенные тридцатые годы. И начиналось именно с этого участка.
    В конце 1940 года по линии БАМ — Тында прошел первый поезд. На следующий год строители магистрали должны были двинуться на восток — к Комсомольску-на-Амуре и на запад — к Байкалу. Однако планам не суждено было сбыться. Началась война. Стройку остановили. А в 1942 году, когда готовился разгром гитлеровских войск у Сталинграда, рельсы сняли и перевезли к Волге. Здесь под огнем фашистов невиданными в мирные дни темпами прокладывалась рокада — прифронтовая дорога до Саратова. По ней на помощь защитникам волжской твердыни шло подкрепление. Позднее, анализируя причины катастрофы под Сталинградом, немецкие генералы отметят огромное значение проведенных строительных работ и роль рокады в обеспечении советских войск необходимыми боеприпасами и техникой.
    С тех пор прошло много лет. В далекой Тынде постепенно все зарастало лесом. Деревья и кусты, долгие годы ведя наступление, окончательно захватили в плен полотно, построенное людьми. На железобетонных мостах, где сохранились пролеты, пустили корни лиственницы, а деревянные мосты почти все рухнули. Такой и встретила дорога изыскателей в 1969 году.
    И скоро вновь пробудилась тайга. В апреле 1972 года взрывы потрясли окрестности маленькой станции БАМ. Рядом с главными путями Транссибирской магистрали начала быстро расти свежая насыпь, уходящая на север. Строители, мостовики, механизаторы шли вперед в сложных условиях необжитого края, вечной мерзлоты и бездорожья. Об объемах выполненных ими работ красноречиво говорят такие цифры: за три года было перемещено 10 миллионов кубометров грунта, построено 104 крупных и средних моста.
    Свыше 400 бригад соревновались за право укладки последнего, «серебряного» звена новой трассы. Пятнадцать из них вышли победителями. Первой среди них была бригада монтеров пути Григория Гуреева, удостоеная права называться коллективом коммунистического труда. Комсомольскую организацию бригады возглавляет белорус Петр Скороход.
    Давно ожидали в Тындинском этого дня. И вот он наступил. Рельсы пересекли Амуро-Якутскую автомобильную трассу, и по ним, протяжно и ликующе гудя, идет поезд. Первый. Рабочий. Деловой. На платформах и в вагонах — детали сборных жилых домов, продовольствие, железобетонные изделия. Линия БАМ — Тында соединила действующую Транссибирскую магистраль с трассой Байкало-Амурской и дала возможность доставлять грузы к самому сердцу стройки века.
    Строителей поздравил с большой трудовой победой Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев.
    Есть в этой победе бамовцев и частица труда белорусского комсомольца Ивана Шабаловского. Весной 1974 года он вместе с другими первопроходцами прямо с ХVII съезда ВЛКСМ отправился на БАМ и снискал здесь себе добрую славу.
    — Работал я раньше в Волковыске буровзрывником и здесь не изменил своей профессии, — рассказывал нам Иван Шабаловский. —Мы приступаем к делу там, где техника бессильна совладать со скалами и вечной мерзлотой. Словом, идем впереди всех других строителей, открывая им путь. Как, спрашиваете, переносили сибирские морозы? Нормально. Даже если было пятьдесят градусов ниже нуля, продолжали работать. Ведь время не ждет, да и привыкли. Я, к слову, и женился здесь. Жена из Иркутска. Так что, как видите, по всем статьям прописался в Сибири.
    Дорога — это жизнь. Там, где она проходит, встают солнечные города. Вот уже и поселок Тындинский преображается. Школа, больница, несколько мелких предприятий — таким он был в недалеком прошлом. А теперь строители громко именуют его столицей, центром БАМа.
    И действительно, па всем трехтысячекилометровом протяжении БАМа нет столь оживленного перекрестка: отсюда рельсы начинают свой стремительный бег на все четыре стороны света. На север — к Якутии, на запад — к Байкалу, на восток — к Амуру, на юг — к Транссибирской магистрали.
    Здесь разместились «главные квартиры» управления «Бамстройпуть», штаба ЦК ВЛКСМ па БАМе, многих крупных строительных организаций, базы транспорта и механизмов, конторы Стройбанка, предприятия обслуживания населения. В самом центре поселка стоит чудесный Дворец строителей — «Юность». Здесь они собираются на свои торжества, смотрят кинофильмы, слушают выступления эстрадных ансамблей. Па месте поселка вырастает большой город с пяти- и девятиэтажными жилыми домами, школами, детскими садами, спортивными залами и плавательными бассейнами. БАМ вносит в его портрет все новые штрихи. Один из них — голубые экраны телевизоров, что вспыхнули в таежном краю благодаря телевизионной станции «Орбита».
    В Тындинском проживает уже двадцать пять тысяч человек. Здесь создан крупный учебный центр. Приятно было узнать, что возглавляет его наш земляк Фелициан Иванович Вертяховский. Интересная жизнь за плечами у этого человека: строил дорогу Абакан — Тайшет, г. Братск, работал на Лене.
    — А когда начался БАМ, — рассказывал нам Фелициан Иванович, — сердце вновь позвало в дорогу. Приехал сюда одним из первых. Было это 20 декабря 1971 года. Так что теперь ветеран, — улыбнулся он.— И знаете, радостно на душе от того, что рядом трудятся земляки — белорусы. Хорошо трудятся. А новички учатся. В нашем комбинате занимается 150 юношей и девушек. За четыре месяца они становятся каменщиками, плотниками, штукатурами, монтерами пути, а также получают другие профессии. Словом, выбирают, кому что по душе. Старательно учились, овладевали мастерством минчанка Людмила Мороз, Анна Машук из Ошмян, Светлана Дайлиденок из Добруша, Раиса Ластавка из Бобруйска, Сергей Борисовец из Слуцка, Геннадий Лапаченок из Поставского района и другие посланцы Советской Белоруссии. Все они, первопроходцы, приехали в Сибирь строить дорогу и строить себя, свое будущее.
                                                      ЯКУТСКИЙ МЕРИДИАН
    В синем небе ослепительно сверкают снежные вершины сопок. Вокруг безбрежное море тайги. И кажется, будто кто-то волшебной рукой накинул на нее нежную синюю вуаль, что слипается па горизонте с небом. Внизу на отмелях стремительных рек белыми айсбергами застыли глыбы льдин, по склонам сопок бегут, спешат куда-то говорливые ручейки.
    Минск провожал нас в далекую дорогу ласковым майским солнцем, белым кипением цветущих садов. Якутия встретила ясной, но довольно-таки прохладной погодой. Весна здесь лишь только-только начинала вступать в свои права. «Спасибо, что привезли ее из Белоруссии», — в шутку говорили нам при встрече местные старожилы.
    Мы продолжаем свой путь на север, с интересом всматриваемся в облик таежного края.
    В 1926 году корреспондент «Известий» Зинаида Рихтер так писала о здешних местах: «В глубине долины, вдоль ручья, лепятся бревенчатые избы с плоскими крышами. Скрипят, вытягивая длинные шеи, журавли, звенят кайлы, ударяясь о мерзлоту, с характерным шумом, напоминающим морской прибой, перекатываются в бутарах булыжники. В развороченном разрезе копошится старательский муравейник». И еще: «Полутемная бревенчатая изба с пазами, проконопаченными мхом, нары с грязными подстилками, железная печь и самая необходимая утварь — вот жилище таежных «золотых королей».
    Журавли, бутары, кайлы, старательский муравейник, полутемная изба... Как все это не похоже на нынешний, современный облик Якутии. На нашем пути все чаще попадаются плавучие фабрики золота — драги, бульдозера, мощные самосвалы. Едем по Алданскому району — центру якутской золотодобывающей промышленности. И воочию убеждаемся, как стремительно преображается, приобретает индустриальные черты этот красивый край. Скоро золотой Алдан станет крупнейшим угольным и металлургическим центром Якутии.
    Первая и самая богатая из открытых геологами кладовых — Нерюнгринское месторождение коксующихся углей. Мощность угольного пласта достигает здесь 70 метров. Для сравнения напомним, что угольные пласты Донбасса имеют мощность от 0,45 до 2,5 метра. Самое же ценное то, что «черное золото» здесь можно добывать открытым способом. А рядом открыты также крупнейшие запасы железных руд. По предварительным подсчетам, они превышают богатства Курской магнитной аномалии. Руда очень ценная — содержит до 40 процентов железа, причем местами так близко выходит к поверхности земли, что ее можно черпать экскаватором, как уголь.
    Такое сочетание основного сырья для черной металлургии — коксующихся углей и железных руд — признано уникальным, чуть ли не единственным в мире. Принято решение о создании Южно-Якутского угольного комплекса и строительстве Чульманского металлургического завода. Раньше других нужно построить угольный разрез на берегу речки Нерюнгри (годовой мощностью 12 миллионов тонн), обогатительную фабрику на 9 миллионов тонн угольного концентрата в год, а также ГРЭС. Уголь будет частично вывозиться в дальневосточные районы страны, а затем, согласно подписанному в Москве соглашению, экспортироваться в Японию. Металлургия Южной Якутии даст чугун, сталь, прокат всему народному хозяйству Восточной Сибири и Дальнего Востока.
    Словом, замыслы, проекты и задачи грандиозные. Чтобы осуществить их, необходимо в первую очередь построить железную дорогу Тында — Беркакит протяженностью более двухсот километров. Построить дорогу к сокровищам. Казалось бы, до них рукой подать. Но ведь на пути строителей — глухая тайга, сопки, ущелья, горные реки и болота. А сроки завершения работ минимальные — в 1978 году по этой ветке должны пойти поезда.
    ...У южной границы Якутии, где магистраль, идущая на север с Амура, пересекается с говорливой горной речушкой Иенгрой, привольно раскинулось якутское село с ласковым названием — Золотинка. В нем живут бывшие кочевники, охотники и оленеводы. В прежние времена эти люди не знали, что такое благоустроенный быт. А сейчас в селе добротные дома, магазин, школа-интернат, поликлиника, клуб. Рожденная Советской властью Золотника обретает свою вторую молодость.
    Здесь 3 апреля 1975 года высадился первый десант белорусских комсомольцев — отряд имени Николая Кедышко. Вот как рассказывала об этом событии газета «Байкало-Амурская магистраль».
    «К встрече отряда готовились жители новой и старой Золотники. В первом поселке развешивали плакаты, затапливали вагончики, застилали постели, монтировали радиоузел. Во втором готовили ужин, устанавливали возле столовой микрофоны. Коренные жители поселка — эвенки с интересом наблюдали за всем происходящим и задолго до приезда белорусов вышли на улицу. Многие из них были в национальных костюмах. Для жителей поселка приезд отряда — событие особое. Это означало, что еще один тихий уголок Южной Якутии скоро заживет новой жизнью.
    Колонна автобусов появилась в Золотнике, когда вечерние сумерки уже господствовали над поселком. Быстрое построение, и к отряду направляются управляющий отделением оленеводческого совхоза «Алданский» Семен Михайлович Лиханов вместе с председателем поселкового Совета Анной Павловной Герасимовой. Они преподносят приехавшим хлеб-соль. «Добро пожаловать», — говорят хозяева посланцам Белоруссии.
    Первый секретарь Алданского райкома комсомола Николай Грачев открывает митинг и предоставляет слово председателю Алданского райисполкома депутату Верховного Совета Якутской АССР Михаилу Пантелеймоновичу Кочневу. От имени бюро районного комитета партии и исполкома районного Совета депутатов трудящихся он горячо поздравляет белорусов с прибытием па якутскую землю и желает отряду достойно нести знамя комсомола Белоруссии на строительстве железнодорожной линии Тында — Беркакит.
    После митинга радушные хозяева Золотники угостили ребят ужином, жарко натопили для них баню. С того памятного дня первой встречи завязались большая и крепкая дружба между белорусскими комсомольцами и старожилами якутской земли.
    Позже я имел возможность не раз убедиться, что нашим ребятам действительно повезло на друзей и соседей. Приветливость, доброжелательность, готовность в любую минуту прийти на выручку молодым строителям магистрали — эта черта присуща якутам и эвенкам. Пока строилась новая Золотника, бойцы отряда пользовались, можно сказать, услугами ее старшей сестры. Столовая, поликлиника, магазины — все было предоставлено в их распоряжение. Об этом позаботилась в первую очередь председатель поссовета Анна Павловна Герасимова. И не случайно, когда в новом поселке был построен кинотеатр, комсомольцы дали ему имя «Айхал». У якутов это слово имеет несколько значении, по в отряде его переводят как «друг», «дружба». Популярно там это слово.
    — Видели, наверное, нашу школу-интернат? — спрашивала у меня Анна Павловна. — Надеюсь, она вам понравилась. Кстати, там наши ученики совместно с белорусскими комсомольцами провели интересный вечер «А ну-ка, девушки!», а также спортивные соревнования. Сейчас их дружба крепнет. Передайте нашу большую благодарность ЦК комсомола Белоруссии за шефскую помощь школе-интернату.
    Мы беседовали па праздновании Дня советской молодежи. Надолго запомнился мне тот солнечный июньский день. С утра на цветущий луг и берег стремительной реки Иенгри вышли почти все коренные жители села — эвенки и якуты. Вышли целыми семьями, в красочных национальных костюмах. Приехали сюда и хозяева новой Золотники, белорусские комсомольцы.
    Веселые голоса приветствий, песни и музыка слились с шумом неугомонной Иенгри. Вскоре начались спортивные состязания. Взлетели над сетками волейбольные мячи. Борцы вольного стиля мерялись силами на зеленом травяном ковре.
    Надо сказать, кое-кто из наших ребят, спортсменов отряда, был настроен весьма самоуверенно. Увы, соперники оказались не из слабого десятка. Когда мяч после точного паса взлетал над сеткой и рослый, бронзовый от загара якут мощным ударом неотразимо «гасил свечу», все болельщики Золотники — стар и млад что есть сил дружно кричали «ура», прыгали от радости и аплодировали.
    Главным «дирижером» праздника и соревнований была председатель Золотинского поселкового Совета Анна Павловна Герасимова. В окружении молодежи она сидела на низенькой скамейке около волейбольной площадки, уточняла списки спортсменов, слушала просьбы и претензии капитанов и, конечно же, вместе со всеми «болела» за свою команду. К ней подбежала с подружками дочь Таня, на ходу сказала «здрасте», и через минуту ее легкое, в горошек, платье вновь замелькало в праздничной толпе. Анна Павловка с нежностью посмотрела ей вслед. Я никогда раньше не видел ее такой молодой и счастливой, как в тот солнечный июньский день.
    А познакомились мы несколько раньше, в день выборов в местные Советы депутатов трудящихся. От комсомольцев и молодежи отряда имени Н. Кедышко в Золотинский поселковый Совет баллотировались начальник строительно-монтажного поезда № 578 Владимир Талоло, комиссар отряда Николай Бондарев, работница столовой Тамара Царкевич и бригадир плотников Василий Журавский, а от оленеводов и охотников — председатель поссовета Анна Павловна Герасимова и управляющий отделением совхоза «Алданский» Семен Михайлович Лиханов, а также другие кандидаты. Голосование проходило во временном, сделанном из двух больших палаток клубе новой Золотинки. Проходило быстро, организованно, и у всех было отличное настроение. Анна Павловна с утра была в клубе, среди избирателей.
    — Сейчас наш Совет станет интернациональным, — с улыбкой говорила она, — Ведь сегодня в него избираются русские и белорусы, эвенки и якуты. И дела, конечно, у нас пойдут веселей.
    Я спросил у Анны Павловны, в который раз избирается она в поселковый Совет.
    — Да вот уже четырнадцатый раз, — ответила она.
    Родилась Анна Павловна и 1931 году в семье оленевода. Родители рано умерли, и девочка воспитывалась в детском доме. Тянуло ее к книгам, знаниям. Потому и успешно окончила педагогическое училище в Якутске. Попросила направить ее в самый отдаленный поселок тайги. Учила там грамоте ребятишек и взрослых. Неустроенность таежного  быта, страшные морозы, снега и метели — все испытала там. Зимой, бывало, не раз вместе с охотниками уходила на лыжах в тайгу, и в меткости стрельбы ничуть не уступала мужчинам. А летом с книгами да газетами в сумке уезжала на оленях к далеким пастбищам и опять становилась там учителем, агитатором, помощником оленеводов.
    Четыре года жила и работала в том поселке. А потом ее перевели в Золотнику. Здесь в 1953 году впервые избрали председателем поселкового Совета. Много с тех пор воды утекло, но еще больше дел сделано. На месте, где когда-то стояло лишь несколько невзрачных домиков, вырос большой благоустроенный поселок. Не забудут жители Золотники тот день, когда стало известно, что буквально рядом с поселком пройдет северная ветка БАМа.
    Много дел сейчас у председателя поссовета.
    — У нас тут специфика, — рассказывает Анна Павловна. — Ведь до районного центра далеко, почти четыреста километров. Вот и приходится нам решать вопросы на месте. А их не счесть. Строится новый поселок, да и старая Золотника приобретает вторую молодость. В десятой пятилетке здесь планируется открыть школу на 320 мест, а также дом для учителей, детский сад интернатского типа, аптеку. Растет хозяйство совхоза. Сейчас в нем насчитывается более восьми тысяч оленей, а также есть ферма черно-бурых лисиц. Семен Михайлович Лиханов — опытный руководитель. Уже 36 лет па посту управляющего. Удостоен звания «Заслуженный работник сельского хозяйства Якутской АССР». Но и ему сейчас требуется помощь. Особенно трудно стало с поиском новых пастбищ для оленей. Ведь они не любят шума, бегут в самые отдаленные уголки тайги. И па зверя стало труднее охотиться. Но ничего, справляемся. Пастухам вертолет помогает. Да и вообще на вооружении у них все самое современное — теплые палатки, радиоприемники и т. д. А в ремонте совхозной техники и в других делах нам оказывают большую помощь строители магистрали. Ну и мы, естественно, не остаемся в долгу.
 — Знаете, нет большего счастья, чем жить интересами своего народа, — сказала в заключение беседы Лина Павловна.
    Не обошло ее стороной и личное счастье. Выросли дети. Старшая дочь Зоя стала студенткой Хабаровского медицинского института, сын Женя учится в Алданском политехникуме, а младшая в семье — Таня еще школьница. Учится на круглые пятерки и тоже готовится стать студенткой.
                                     ЗОЛОТИНКА,  СЕСТРА  ЗОЛОТИНКИ
    Не прошло и месяца после высадки первого белорусского десанта на якутском меридиане, как на помощь ему двинулось подкрепление. Вот и наш отряд уже близок к цели. С нетерпением вглядываемся в синеющую на горизонте даль. Где же ты, Золотинка, младшая сестра солнечной якутской Золотинки? Мы знаем, что именно в знак дружбы с хозяевами тайги, охотниками и оленеводами, решили белорусские комсомольцы назвать свой поселок тоже Золотинкой, что младшая сестра находится в четырех километрах от старшей.
    Наши автобусы все чаще останавливаются перед встречным потоком машин. А они идут и идут — новенькие, тяжелогруженые КРАЗы, ярко-оранжевые «магирусы» и знаменитые белорусские МАЗы. Па бортах некоторых машин надписи типа «Даешь БАМ!», «Ну, БАМ, погоди!». Что ж, и каждой шутке есть доля правды. Молодость вообще на выдумки горазда. Сколько их было, подобных серьезных и шуточных надписей, примет великих строек. «Даешь Магнитку!», «Даешь Ангару!» И вот теперь — «Даешь БАМ!». Погоди, тайга, мы одолеем твои преграды. Дай руку, тайга!
    Натужно завывая моторами, автобусы преодолевают еще одну сопку, сворачивают вправо и останавливаются недалеко от огромного, красочно оформленного щита с надписью «Всесоюзная ударная. Первый белорусский ударный комсомольско-молодежный отряд имени Н. Кедышко». А рядом еще одно название: «Строительно-монтажный поезд № 578».
    Шумные приветствия. И вот уже в окружении хозяев шагаем мимо синих вагончиков по вымощенным щебнем улицам поселка. Главная из них — имени Героя Советского Союза Николая Кедышко. Затем идут улицы Минская, Брестская, Гомельская, Гродненская. Витебская, Могилевская, имени Белорусских партизан... Маленький уголок Белоруссии в якутской тайге. Дружно шумят над вагончиками, будто приветствуя нас, изумрудные сосны и стройные лиственницы.
    — Когда мы прибыли сюда в апреле, снегу было еще вот столько, — командир отряда Анатолий Шимбаревич показал выше груди, — А зимой, рассказывают, здесь трещали шестидесяти градусные, морозы. Люди щадили сталь: от резкого удара может рассыпаться заиндевевший лом или топор. Не может сталь привыкнуть к здешнему климату. А мы приникнем. Ведь мы па Севере не мимоходом!
    Мне показалось, что в спокойном, рассудительном голосе командира зазвенел металл. Позже я узнал, что Анатолии уже работал па Казахстанской целине, затем на лесоразработках в Северной Карелии, отлично нес службу в Советской Армии, был секретарем комитета комсомола управления механизации «Гродносельстрой». Словом, прошел и изведал немало.
    Не мимоходом... Да, вместе с БАМом люди идут на север надолго, навсегда. С учетом этого строится вся тактика и стратегии магистрали. Сначала плацдарм для наступления — временный поселок, а затем добротное жилье, школы, магазины, отсыпка железнодорожного полотна, укладка рельсов, строительство станций, вокзалов. Вот и в Золотинке так получается. Опрятным и уютным выглядел временный поселок из вагончиков. В одних разместились бойцы отряда, в других — оборудовали магазин и медпункт, столовую и библиотеку. Натянули две громадных палатки —поручился клуб, ставший одновременно и кинотеатром.
    Казалось, можно и туг жить долгое время. Но поселок из вагончиков служит лишь самой что ни есть временной точкой опоры. Рядом шумит, перекликается на разные голоса обширная стройплощадка. Там все отчетливей вырисовываются контуры новой Золотники, рассчитанной в перспективе на пять и более тысяч жителей. Всего немногим больше месяца понадобилось ребятам, чтобы, как говорится, подвести под крышу главные объекты — административное здание поезда, общежитие, столовую. Возводится школа. Она позволит многим строителям привезти сюда свои семьи.
    Школа в тайге... Факт сам по себе примечательный. БАМ только начинает свой путь, а вокруг трассы уже происходят удивительные перемены. В Золотинке сооружаются, например, красивые сборно-щитовые жилые домики, в которых скоро справят новоселье строители.
    — Строим мы в поселке Золотинка двухкомнатные и трехкомнатные дома, — объясняет прораб Алексей Павлович Малинников. — Первые имеют полезную площадь 29, а вторые — 37 квадратных метров. Подходим к одному из таких домиков. По деревянным ступенькам поднимаемся на веранду. Комнаты разделяет небольшой коридор. Дальше — кухня, ванная, встроенные шкафы. Настоящая городская квартира, уютная и благоустроенная. Представляю, каким приятным сюрпризом станет она для тех, кто идет в тайгу с расчетом на палатку или вагончик. Хорошим сюрпризом для них будет и весь наш поселок, в котором вскоре откроют двери два магазина, столовая, 27-местнае общежития, фельдшерско-акушерский пункт, баня. Уже, как говорит прораб, «привязывается» еще одна школа на 320 мест, предполагается оборудовать стадион.
    С каждым днем поступь строителей становится все тверже и уверенней. Помню, как однажды утром па стенде, что установлен рядом с временным, сделанным из двух больших палаток, клубом, появилась первая «молния». Она сообщила, что бригада плотников Василия Журавского взяла на себя повышенные обязательства в честь XXV съезда КПСС. Она решила задание каждого месяца выполнять не менее чем па 120 процентов при хорошем качестве работ, повысить квалификацию 17 человек, овладеть смежными профессиями, внедрить ряд рационализаторских предложений.
    Ребята с интересом и явным одобрением читали «молнию», а Василий стоял рядом. Невысокий, крепко сложенный, с улыбкой на сильно загоревшем, обветренном лице. Сразу видно — бывалый строитель.
    — Да, раньше работал па стройках Гомельщины, — подтвердил он мою догадку. — Сюда приехал прямо с Мозырского нефтеперерабатывающего завода. Там многие из наших парней прошли хорошую школу.
    К нам подошел Евгений Павлюкевич. Сразу после прибытия в Золотнику он был назначен бригадиром и на второй день вместе со своими хлопцами приступил к строительству фельдшерско-акушерского пункта.
    — Ну что ж, Василий, считай, что вызов твой принят, — деловито сказал он и добавил: — Завтра читай наши обязательства. И действительно, свежая «молния» сообщила о том, что бригада Павлюкевича «повысила ставку» — дала слово выполнять задания на 140 процентов, работать без брака и наметила конкретный путь к достижению цели.
    — Главное, все кровно заинтересованы в скорейшей сдаче этого объекта, — рассказывал Валерий Таранов. — Отряд-то у нас молодежный. А где молодость, там и любовь, и свадьбы. Я вот тоже думаю скоро жену с дочерью сюда из Минска привезти. Жена у меня медсестрой работает, так что и ей здесь дело найдется.
    Скоро весь стенд запестрил обязательствами. Вслед за плотниками в соревнование включились грузчики, возглавляемые коммунистом Леонидом Новиковым. Весь отряд приветствовал это решение. Ведь днем и ночью поступают в Золотнику грузы, причем самые разнообразные — от гвоздей до сборного жилого дома. И от того, как быстро разгружаются машины, зависит ритм стройки.
    Леонид Новиков хорошо понимает это. Раньше он работал на стройках Тюмени, Кургана, Прибалтики, потом в своем родном Столине строил заводы дренажных керамических труб, кирпичный. Имеет специальности плотника, каменщика, газоэлектросварщика и по всем — пятый разряд квалификации. И вот еще одна — такелажник. Сам попросился па трудный участок. Потому и пользуется авторитетом, избран в состав партийного бюро поезда. И ребята в его бригаде как на подбор — рослые, жизнерадостные, им любое дело по плечу. Комсоргом бригады избран Виктор Клевко, редактор «Комсомольского прожектора» участка, активный участник художественной самодеятельности и начинающий поэт. Когда бы ни прибывали из Тынды машины — утром, вечером или глубокой ночью, Виктор первым идет па разгрузочную площадку и принимается за дело. Иначе он не может.
    Недавно одному из наших парней бабушка прислала письмо, полное забот и тревог, — с улыбкой рассказывал Леонид Новиков. — Как же это ты, внучек, через всю страну на край света заехал, беспокоится она. Может, тебе денег выслать, а может, посылочку?
    — Хорошо бы передать всем, кто проявляет подобное беспокойство, — уже серьезно продолжал Леонид, — что на «краю света» наши ребята чувствуют себя как дома. Зарабатывают нормально, а что касается посылочек, так сами видите, — столовая и магазин рядом.
    ...Соревнование набирало силу, хотя и трудными, очень трудными были первые шаги стройки. Не хватало инструмента и материалов, машин и механизмов, навыков и мастерства. Но парни и девчата в защитных спецовках бамовцев не унывали. Они верили в свои силы, упорно овладевали новыми профессиями, мастерством и в любых, даже самых сложных и, казалось бы, безнадежных ситуациях не опускали рук. Все знали: коль есть желание и упорство — значит, будет поселок и стальная магистраль прорежет вековую тайгу.
    Сложно начиналось весной строительство школы. Бригада Олега Капранова упорно долбала твердую, как камень, мерзлоту, забивала сваи. А потом в ряде мест эта вечная мерзлота сама поддалась солнцу и дождям, ее основательно развезло. Вручную пришлось подносить по такой «дороге» тяжелые стеновые шиты. Я присматривался к ребятам. Уставшие, мокрые от пота, но на лицах ни тени уныния, и трудятся все с каким-то особым вдохновением. А наступает короткий перекур — и будто вовсе не было минуту назад этих самых щитов и тяжелой работы. Шутки, смех... Сразу видно — бывалые строители.
    Да это и на самом деле так. Например, Федор Ваканов (впоследствии он возглавил бригаду) окончил в Витебске профессионально-техническое училище, строил там новые корпуса заводов — станкостроительного имени С. М. Кирова, имени Коминтерна и других. На БАМ приехал вместе со своим братом Николаем, тоже строителем. Вскоре оба обратили на себя внимание мастерством и завидной хваткой в работе. Еще не вышли, что называется, из комсомольского возраста Франц Самускевич, Геннадий Круковский, Эдуард Гусар, Вячеслав Вансовский. Но и они уже бывалые люди. До приезда в Золотнику учились, строили дома, в армии водили грозные машины и вновь проходили школу трудовой выучки и закалки в различных уголках родной Белоруссии. Но вот стали первопроходцами тайги, объединились в бригаду, вместе ранней весной по пояс в снегу шли на расчистку первых стройплощадок, постигали премудрости плотницкого дела и не заметили, как сдружились, стали коллективом, где все за одного и один за всех. Потому и дело спорилось.
    — Вот прикрою глаза и ясно вижу, каким будет здесь 1 сентября,— говорил плотник Эдуард Гусар. — На открытие школы соберется много народу. Будет играть оркестр, старшие школьники принесут цветы, а главное — первоклассники придут в новенькой форме, гордые и счастливые. Ну, пусть только попробуют здесь плохо учиться, — в шутку продолжает он под дружный смех бригады.
    — Они будут брать пример с заочников, — как бы невзначай замечает кто-то.
    И опять раздается смех. Все знают: брошен камешек в огород Эдуарда. Уже будучи в Золотинке, он успешно поступил на заочное отделение Иркутского строительного техникума, и хотя до первой экзаменационной сессии было еще далеко, ребята все чаще напоминали о ней. Дескать, имей в виду — троечников в своей бригаде не потерпим.
    ...Школу па 320 ученических мест закончили в срок. И было при ее открытии точно так, как мечтал в начале строительства Эдуард Гусар. Гремела музыка, пионеры принесли из тайги много цветов, а первоклассники пришли в новенькой форме, гордые и счастливые.
                                                           ДЕЛОВАЯ РОМАНТИКА
    Они готовили взрыв обстоятельно, по-хозяйски и, казалось, с чуть нарочитой медлительностью. Аккуратно опускали в землю тяжелые мешки с аммонитом, подолгу возились с проводами, что-то подключали, проверяли. А затем вывесили шутливое объявление: «Граждане! В целях сбережения обуви наступать на взрыватели не рекомендуется. «Трансвзрывпром».
    Прочитав его, мастер Николай Каминский улыбнулся. Мол, в данной шутке есть доля правды, а вообще техника безопасности у нас в особом почете. Мастер совсем еще молод, и все называют его просто Колей. Однако нет в этом даже и намека на фамильярность. Его уважают. Несмотря на свою молодость, он уже рвал скалы в районе Абакан — Тайшета и Братска, любит и знает свое дело. Он и мне рассказывал о предстоящем взрыве с волнением, увлеченно:
    — Здесь находится вход в тоннель — южный портал. Пройдет он под Становым хребтом и Амуро-Якутской автомагистралью. Длина тоннеля — 1,3 километра. Работа, сами понимаете, предстоит большая. Грунт здесь скальный, поддается неохотно. Приходится взрывчатки не жалеть. Вот в этот небольшой участок, например, мы вложили что-то около пяти тонн аммонита. Рванем сначала на глубине в пятнадцать метров, а затем пойдем дальше. Снимем еще такой же слои земли. Откроем уровень работ тоннельщикам, а сами начнем штурмовать северный портал.
    Интересный парод взрывники — люди трудной и опасной профессии. С утра до вечера они в тайге. Живут в палатках. Всегда по-солдатски собраны, подтянуты, знают цену шутке и острому словцу. Дружат с лесорубами. Может, потому, что те тоже первопроходцы и тоже всегда в наступлении.
    Свернув с дороги в лес, я с трудом пробирался сквозь густой кустарник к просеке. И вот, наконец, она рядом — солнечная, широкая, будто улица в городском квартале. Только по обе стороны ее не дома, а вековые сосны и лиственницы. Просека на глазах растет, удлиняется. Нетронутыми остаются лишь кусты красавца тайги — багульника, густой мох да красноватые россыпи еще не созревшей брусники. Трассу, можно сказать, прокладывают на цыпочках, осторожно, стараясь не повредить верхний покров вечной мерзлоты. Ведь если это случится, почва начинает таять, образуются лужи и заболоченности, железнодорожная насыпь оседает, а это уже беда. Вот почему здесь не слышно шума бульдозеров. Лишь стучат топоры да шумят, будто спортивные мотоциклы на крутых виражах, пускают колечки синего дыма бензопилы «Дружба». Это прокладывает трассу будущей магистрали бригада комсомольца Александра Диденко.
    Раньше я встречал Александра на стройках Минска. Работал он сначала в ремонтно-строительном управлении треста «Строймонтажиндустрия», а потом монтажником домостроительного комбината № 2. Строил гостиницу «Турист», жилые дома по Раковскому шоссе и в других микрорайонах, стал высококвалифицированным монтажником-бетонщиком. Словом, шел в первых рядах строителей Минска и на БАМе остался верен себе.
    — Профессии лесоруба и плотника здесь сейчас самые нужные, почетные, — рассказывает Александр, — потому многим из нас пришлось, как говорится, переквалифицироваться. Ну, а потом, когда прорубим трассу, сможем вернуться к старым специальностям. Ведь впереди непочатый край работы. Скоро, например, начнется строительство железнодорожной станции Золотника. Дома там будут возводиться кирпичные, многоэтажные, почти такие же, как у нас в Минске. Так что в полную силу смогут развернуться каменщики, бетонщики, штукатуры. Думаю, и мне еще не раз пригодится опыт работы строителя. Ну, а пока и на просеке скучать не приходится.
    Объявляется короткий перекур. Ребята собираются вместе. Обветренные, загоревшие, будто трудятся не в Якутии, а под солнцем юга. Знакомимся. Оказывается, в бригаде большинство минчан. Вот невысокий, подвижный и веселый Михаил Михайлов. В послужном списке Михаила — трехлетний стаж работы экскаваторщиком в ордена Ленина минском стройтресте № 5. Там он вырос, возмужал. Сейчас с большим уважением вспоминает друзей-товарищей.
    — Передайте комсомольцам треста большой привет от меня, — просит Михаил. — Я слышал, что они будут строить большую станцию на БАМе, и горжусь этим.
    Михаил работает в паре с бывшим столяром Николаем Крюком. Не отстают от них и Иван Жердецкий, Петр Савлевич и другие. А впереди, через двести пятьдесят — триста метров (соблюдать такую дистанцию обязывает техника безопасности), валит лес самое молодое звено — комсомольцы Сергей Томский и Николай Бусел. Защитные куртки ребят пропитались потом, хоть выкручивай, но они по-прежнему легко и непринужденно управляются с топором и бензопилой «Дружба» и быстро продвигаются по тайге вперед. Лишь за полтора летних месяца бригада Александра Диденко прошла 25 километров трассы (ширина 40 метров). Прошла по подножию сопок и топким болотам, прокладывая дорогу стальной магистрали.
    Лесорубы продвигаются вперед по четким ориентирам, которыми обозначают трассу изыскатели, люди поистине интересной, творческой профессии. Они должны выбрать в тайге одну трассу из тысячи возможных. Всего лишь одну, но самую удобную и экономичную.
    Как быть с хребтами, сопками, таежными реками, падями и болотами? Об этом в первую очередь думают изыскатели, прокладывая трассы БАМа, в том числе и линии Тында — Беркакит, на которой работают бойцы белорусского комсомольско-молодежного отряда имени Николая Кедышко.
    Изыскателями трассы БАМа руководит Александр Алексеевич Побожий — живая легенда Сибири и Дальнего Востока. Еще в 1932 году приехал он, восемнадцатилетний парнишка, в Прибайкалье. Работал техником в изыскательской партии. Прокладывал трассу дороги от Тайшета к Братску, к Падунскпм порогам; став инженером, проводил изыскании на линии БАМ — Тында, а в грозном сорок втором году строил рокаду Саратов — Сталинград.
    Еще продолжалась воина с фашизмом, а на Дальнем Востоке стали прокладывать железную дорогу от Комсомольска-на-Амуре к Советской Гавани. И снова Побожий здесь, снова он изыскатель. О том, как строилась дорога через Сихотэ-Алинь, Александр Алексеевич рассказал в своей интересной книге «Дорогами тайги».
    В 1969 году Побожий собирался ехать в одну далекую дружественную нам страну, заключил договор, оформил все документы. И тут вдруг узнал, что на БАМе вновь начинаются изыскания. Он расторг договор и вместо экзотической страны отправился из Москвы в суровую сибирскую Тынду.
    Вообще бывалых, интересных людей БАМу не занимать. Отдел кадров управления «Бамстройпуть», например, возглавляет коммунист Дмитрий Николаевич Кордышев. Сейчас в его, что называется, активе насчитывается уже десять больших строек. В грозные годы войны он прокладывал дорогу жизни через Ладогу, спасшую от голодной смерти тысячи ленинградцев. А потом долгие годы работал в Сибири и в далекой Монголии, помогал друзьям строить железную дорогу. Во многом схожи судьбы начальника 578-го строительно-монтажного поезда Владимира Петровича Талоло и главного инженера Георгия Михайловича Ильяша. Оба окончили Московский институт инженеров железнодорожного транспорта, и обоих, как говорится, водила молодость по великим сибирским стройкам. На Курской магнитной аномалии приобретал опыт и закалку старший прораб Алексей Павлович Малинников. Сейчас его с уважением называют в Золотнике железным прорабом. За твердость характера и умение организовать людей. За преданность стройке.
    Много трудных дорог прошел и секретарь партийном организации поезда Виктор Павлович Капелько. Богатый опыт и надежную закалку получил он на ударных стройках страны. Работал в Забайкалье и Бурятии, в Калмыкии и па Кавказе. Строил жилье, стальные магистрали. Был прорабом, старшим прорабом и всегда относился к делу с душой и высокой ответственностью. Потому и неоднократно избирали его коммунисты своим вожаком. В Якутию Виктор Павлович прибыл в числе первопроходцев. Был назначен заместителем начальника по кадрам и быту поезда № 578.
    На первом собрании коммунистов в состав партийного бюро вместе с ним были избраны также начальник поезда В. Талоло, комиссар отряда П. Бондарев, бригадир такелажников Л. Новиков, бригадир сантехников А. Хоровец, плотник К. Марьянко. Председателем постройкома был избран В. Сабатковский.
    О каждом из них можно написать отдельную книгу. В ней было б много ярких страниц, наполненных дыханием великих строек, романтикой ударного труда. Аркадий Хоровец, например, до приезда на БАМ немало поработал на стройках Белоруссии. Свой рабочий «автограф» оставил он па Березовской ГРЭС и Брестском ковровом комбинате, на жилых домах и предприятиях Пинска. Шофер, автослесарь, фрезеровщик, телемастер — этими и другими профессиями владеет Виктор Сабатковский. В армии он служил на флоте, потом работал на Лидском автокомбинате, Брестском электроламповом заводе, поступил на заочное отделение техникума. Отлично нес службу в армии, а потом по-ударному трудился на строительстве Зейской ГЭС Константин Марьянко. В Золотнику он тоже приехал, имея за плечами богатый опыт и мастерство.
    В числе первых белорусских добровольцев прибыл на БАМ из Гомеля Иван Федорович Кучук. Профессию строителя он освоил еще в 1948 году, награжден орденом Трудового Красного Знамени. Позади у ветерана много трудных дорог. Одна из них — газопровод «Сияние Севера». Он работал па самом трудном участке этой стройки — в Коми АССР. В Золотнике Иван Федорович возглавил бригаду плотников и вместе с ней снискал себе добрую славу.
    Такие люди сами горят и зажигают других личным примером, ведут за собой молодых покорителей сибирской тайги.
    ...На БАМ приходит много писем из всех уголков страны. Пишут люди старшего поколения, комсомольцы тридцатых годов, герои первых пятилеток. Вспоминают свою молодость, шлют добрые наказы и пожелания. В разгар летних работ в Золотнику пришло самое дорогое для всех письмо — от Веры Павловны, матери Николая Кедышко.
    «Получила ваши письма, в которых вы сообщаете о своих успехах, — говорится в нем. — Я очень тронута вашим вниманием ко мне и радуюсь вместе с вами вашим успехам. Я хорошо понимаю, что вам там нелегко, и горжусь тем, что вы с честью справляетесь с поставленными перед вами задачами. И мне хочется сказать вам — молодцы. Радуете вы мое старое материнское сердце».
    Вера Павловна прислала комсомольцам фотографию своего сына. «Пусть и он будет рядом с вами на строительстве БАМа», — написала она.
    Пишут также молодые рабочие разных специальностей и демобилизованные воины. У них одна просьба: «Разрешите приехать, не подведем». Ну и школьники, конечно, старательно выводят на конвертах короткое слово — БАМ. Одна восьмиклассница, например, обратилась с такой необычной просьбой: «Ребята, не спешите, стройте помедленней, дайте и нам поработать па БАМе». Вот так-то — имейте совесть, подождите, а то сами все сделаете и другим не к чему будет руки приложить...
    Что ж, хорошее, прямо скажем, беспокойство. Только преждевременное. Ведь срок окончания строительства БАМа определен 1983 годом. Значит, даже те ребята, которые занимаются не только в восьмых и десятых, но и в пятых классах, смогут поработать на стройке века. Смогут, конечно, при условии, что уже сейчас будут настойчиво и устремленно готовить себя к этому.
    БАМу нужны романтики особого склада. Ребятам, которые умеют лишь играть на гитаре и петь песни у костра, которые не настроены на трудности и не подготовлены к ним, здесь попросту делать нечего. Трасса мужества требует сильных, хорошо подготовленных в профессиональном и моральном отношении людей. Иначе говоря, умелых романтиков, бойцов крепкой закалки. Ведь на их пути — хребты и сопки, реки, болота, глухая тайга, вечная мерзлота... Да и погода в Сибири бывает неустойчивой. Летом вдруг на несколько дней зарядит густой, надоедливый дождь, а потом нещадно, будто на экваторе, палит солнце. Известно, строители в полной мере ощущают на себе эти перемены. Ведь работают они в большинстве своем под открытым небом, в тайге. Пошел затяжной дождь — и сразу труднее становится использовать технику, вести монтаж сборно-щитовых зданий или рубить лес на трассе. Ударила жара или пришла зима с лютыми, под шестьдесят градусов, морозами — опять же не легче. И все же в любых условиях не замирает трудовой пульс огромной стройки. Все понимают: надо, ведь время не ждет, а сроки ввода объектов весьма жесткие. Значит, нужно дорожить каждой минутой.
    Характерная деталь: раньше пополнение нашего комсомольско-молодежного отряда имени Николая Кедышко «вступало в бой» на третьи, четвертые сутки после приезда в Золотнику. Сейчас многие из бойцов уже па второй день работают.
    Конечно, трудно, даже очень трудно даются им первые шаги на новом месте. И это понятно. Ведь не так-то просто, скажем, слесарю или токарю сменить привычный цех па стройплощадку, свой станок и мерительный инструмент — на топоры, гвозди, уютную квартиру или комнату в общежитии — на койку в вагончике. А тут еще все ощутимее дает о себе знать разлука с родными и близкими.
    Помню, не в лучшем настроении был по приезде в Золотинку минчанин Николай Несторович, Я познакомился с ним еще в поезде и потому знал, в чем тут дело. Раньше Николай работал слесарем-сборщиком в цехе шасси Минского автозавода. Дело свое знал и любил, пользовался уважением в рабочем коллективе. А на БАМ поехал потому, что сердце позвало «туда, где свершается подвиг, туда, где отважный народ». Однако он и в дороге, и в Золотинке продолжал еще жить своим заводом и потому без энтузиазма принял предложение временно поработать плотником.
    И вот прошло почти два месяца. Не скрою — с особым желанием и интересом встретился я с бригадой плотников, в составе которой трудится и Николай Несторович. Ребята монтировали десятиквартирный дом для главных субподрядчиков нашего строительно-монтажного поезда — шоферов. Действовали дружно и слаженно. Вот четверо подошли к щиту. В мгновение ока подняли его. Одним из четверых был Николай Нестерович. Он заметно возмужал за последнее время. Еще ощутимей стало его рукопожатие. Вспомнилось, как писал один из бойцов отряда про руки матери:
                                                Жар и морозы, работу тяжелую —
                                                Все они испытали,
                                                Но никогда не просили покоя,
                                                Хотя были вечно усталыми.
    Сейчас и про руки каждого из строителей магистрали можно сказать то же самое.
    — Николай, что все-таки труднее дается — автомобиль или вот этот, к примеру, дом? — интересуюсь я.
    — Автомобиль намного труднее.
    — По сложности — это понятно. А по физической нагрузке?
    — И по физической тоже.
    Откровенно говоря, я ожидал, что на последний вопрос он ответит иначе, потому что строительство сборно-щитовых домов требует больших усилий. Значит, по-настоящему втянулся Николай в плотницкое дело, полюбил то, коль дается оно легко. Да к трудностям ему, как и другим ребятам, не привыкать. Кто-то из них крупными буквами написал на щите:
                                                На страницах тайги
                                                Наша юность напишет.
                                                Как мы солнце несли
                                                На уставших руках...
    Солнце несем... Именно так понимают строители магистрали цель и смысл своего нелегкого труда и своей романтики.
                                                      И  СИЛА  ИХ  И  КРАСОТА...
    Правду сказать, ее весьма неохотно брали на БАМ. И Вера понимала, отчего это происходит. Профессии строительной у нее нет. Это во-первых. А во-вторых, как по-дружески сказали ей в комсомольском комитете, надо заканчивать институт. Мол, станешь экономистом — тогда и карты в руки, стройке века такие специалисты ох как нужны.
    Что ж, доводы как будто верные. Но ведь верно и то, что она, Вера Агафонова, до поступления в институт получила рабочую закалку — трудилась сначала штамповщицей на заводе имени С. И. Вавилова, а затем машинистом холодильных установок па тракторном. И, видимо, неплохо трудилась, раз коммунисты Минского тракторного завода приняли ее в свои ряды. Учиться, конечно, надо. Но ведь «заочно можно кончить институт, а БАМ заочно не построишь».
    Вера добилась своего и была включена в состав первого Белорусского комсомольско-молодежного отряда имени Николая Кедышко. Правда, в дороге ей пришлось выдержать еще один «бой» — хотели вместе с другими девушками оставить в поселке Тындинском. Казалось, почему бы не согласиться? Ведь впереди еще около ста пятидесяти километров трудной дороги, неизвестность, холодная, заснеженная тайга. А тут — благоустроенное общежитие, многолюдно и весело, да и работа на выбор. Но Вера твердо стояла на своем — хочу вместе с отрядом ехать до конечной цели, а работать там буду кем угодно, лишь бы польза была. Могу на кухне, например. И добавила: кухня — это сердце стройки, а без сердца — никуда... В общем, победила она и на этот раз.
    Обо всем этом я знал еще в Минске. А когда приехал на БАМ, в поселок Золотника, признаться, с интересом ждал встречи с Верой Агафоновой. И вскоре увидел ее. Усидел за работой.
    В столовой шумно, дымно и душно. Собственно, это пока не столовая, а так называемый котлопункт. Сделан он из двух натянутых и выше чем обычно поднятых над землей палаток. Сооружение самое что ни есть временное. Прямо с объектов приходят сюда плотники, механизаторы, лесорубы и грузчики. После трудной работы никто не жалуется на аппетит. Лишь успевай подавать дымящийся борщ да вторые блюда.
    Невысокая, худенькая девушка в белом халате успевает. Вера Агафонова работает быстро, с огоньком. А вот говорит медленно и тихо, взвешивая каждое слово. Когда улыбается, будто светится вся изнутри. Красивая у нее улыбка.
    Вот мне тут иногда говорят, — рассказывает Вера, — что, мол, твой институт: ты моешь посуду, мы моем посуду — никакой разницы.
    Она минуту молчит, а затем продолжает: — Помните сказ народной мудрости о том, как один прохожий спросил поочередно троих рабочих, которые возили тележки с камнями, чем они занимаются. Первый недовольно ответил, что ведь каждому и без того видно, — он таскает тяжелые камни. Второй сообщил, что он зарабатывает свой хлеб, а третий, улыбнувшись, сказал: «Строю прекрасный дворец». Значит, все дело в том, какими глазами смотреть на свою работу.
    Вера занимается па заочном отделении института народного хозяйства имени В. В. Куйбышева. Готовится к очередной экзаменационной сессии, хотя времени в обрез. Ведь смена в столовой начинается в пять утра и заканчивается поздно вечером. А тут еще общественные дела.
    Летом в длительной командировке был комиссар отряда Николай Бондарев, и Вера исполняла его обязанности. Нелегко ей пришлось на этом поприще.
    Помню, однажды дождливым вечером мы сидели в комитете комсомола. Обсуждались текущие дела. Вдруг в комнату буквально влетел возбужденный парень (забегая вперед, скажу, что его нет сейчас в отряде — отчислили за нарушение морального кодекса строителя БАМа).
    Парень стал кричать, что его все обижают, что не дают ему баяна, хотя играть хочется, и т. п. Вера спокойно встала из-за стола, молча смотрела на оратора. И тот как-то вдруг сник, даже застеснялся.
    — А сейчас пойдем разбираться, кто там из вас прав и кто виноват, — сказала она и привычно ушла в дождь и темноту.
    Сколько раз вот так же неожиданно приходилось ей вникать во всякого рода вопросы и решать их, не откладывая на завтра. Ее уважают. Потому и обращаются к ней всегда за дружеским советом и помощью.
    ...БАМ — величайшая стройка мира. Но это и самая трудная стройка. И не случайно, когда заходит речь о бамовцах, называют чаще всего представителей сильной половины рода человеческого. Но справедливо ли это? Думается, не совсем. Потому что девушки БАМа тоже вносят огромный вклад в общее дело. Они не только, скажем, кормят строителей или устраивают их быт, но и трудятся непосредственно на объектах, ведут кирпичную кладку и отделку домов, а многие владеют и сугубо, казалось бы, мужскими профессиями. В отряде имени Николая Кедышко, пожалуй, все знают, что комсомолка Татьяна Аржановская по натуре романтик. Но знают здесь и о том, как уверенно и быстро водит она по дорогам Южной Якутии свой ГАЗ-66, как любит она свое дело. Нужно подвезти продукты на кухню — Татьяна немедленно садится за руль. Нужно ехать на трассу к изыскателям и лесорубам — и она снова отправляется в путь.
    А коль выпадет свободная минута, она до блеска моет и чистит свою машину. Ничего не скажешь — настоящая хозяйка стройки, романтик особого склада.
    Именно так говорят в Золотнике и о комсомолке Тамаре Царкевнч. Раньше она работала в инструментальном отделе Минского подшипникового завода. В числе первых была включена в состав отряда имени Николая Кедышко. Нелегко ей пришлось на новом месте. Ведь нужно было с ходу перестраиваться, отвыкать от родного завода, дома, да и работы по специальности не нашлось. Тамара трудилась сначала в «цехе № 1» — столовой, а затем стала, что называется, хозяйкой чистоты и порядка в поселке. На БАМе нет больших и маленьких дел, главных и второстепенных профессий. Тут всякая работа в почете, как в почете каждый, кто относится к делу с душой. Вот и Тамара Царкевич вскоре завоевала широкий авторитет в отряде. Она избрана депутатом поселкового Совета, стала студенткой заочного отделения строительного техникума. Ну, и личное счастье не обошло се стороной — вышла замуж за хорошего парня, всеми уважаемого в Золотнике плотника Анатолия Вереля.
    В числе первопроходцев были комсомолки сотрудница института «Белгипродор» Нина Рачковская и медсестра Минской клинической больницы № 1 Эмилия Кондратович, гомельский строитель Зинаида Кулишкина и другие. Нине Рачковской особенно повезло: сразу направили к изыскателям. С ними прокладывала сквозь тайгу курс будущей магистрали. А потом она вместе со своей подругой Валентиной Макеевой проводила нивелировку местности, проектировала улицы, площадки, подъезды поселка. На «вооружении» у девушек были нивелир, теодолит, геодезические вешки. Не так-то просто шагать весь день с ними по тайге. Вечерами усталость валит с ног. Но отдыхать некогда. Нина занимается па заочном отделении политехнического института, знает цену свободной минуте. Тем большим было удивление многих бойцов отряда, когда она по собственной инициативе стала библиотекарем. На общественных началах, разумеется. Вывесила объявление о том, когда именно, в какие часы можно получить книги, почитать свежие номера газет, журналов.
    Библиотека па первых порах занимала всего полвагончика. Но ведь не зря говорят: мал золотник, да дорог. На полках — произведения Янки Купалы и Якуба Колоса, Петруся Бровки, Максима Танка, Анатолия Астрейки, Ивана Новикова, Бориса Саченко, Рыгора Барадулина, Ивана Пташникова, Анатолия Велюгина, Рыгора Нехая и других.
    — Как видите, книг белорусских писателей у нас много, и все они пользуются спросом читателей, — рассказывает Нина Рачковская. — До сих пор, например, не уменьшается количество желающих получить роман Ивана Шамякина «Атланты и кариатиды».
    До позднего вечера светятся окна библиотеки. До позднего вечера идут сюда бойцы отряда. Нина Рачковская встречает их с неизменной улыбкой на загоревшем лице. Будто и не было позади у нее трудного рабочего дня.
    Много девушек трудится в поселке Тындинском. И там идет о них добрая слава. В День советской молодежи — 29 июня 1975 года газета «Байкало-Амурская магистраль» писала: «В Доме культуры строителей «Юность» часто можно встретить светловолосую девушку с красной повязкой на рукаве: это дежурит член добровольной народной дружины Людмила Осипова. В марте этого года приехала эта девятнадцатилетняя комсомолка на БАМ из Витебска. Там она работала штукатуром на Витебском заводе строительных изделий. Со дня приезда Люда работает в бригаде отделочников СМП-567. Она самая молодая в бригаде, охотно берется за любую работу и делает ее с огоньком».
    ...В октябре 1975 года 330 молодых строителей Байкало-Амурской магистрали две недели были гостями немецкой молодежи, знакомились с жизнью своих сверстников, с достопримечательностями Германской Демократической Республики. И число тех, кого комсомол Золотники удостоил чести побывать в братской стране, вошли Вера Агафонова и Нина Рачковская. Полные незабываемых впечатлений от встреч с немецкими друзьями возвращались они домой. По своим институтским делам на несколько дней задержались в Минске. И тут пришлось выступить перед комсомольцами. Уж слишком большой интерес проявляется повсюду к БАМу и бамовцам.
    — Я теряюсь, когда меня спрашивают, почему я — строитель БАМа, — говорила Нина Рачковская молодым минчанам. — Разве вас самих не тянуло на новые места, не хотелось одним махом все изменить в жизни? В молодости хочется сделать все возможное и — еще чуть-чуть. То, что и делала в «Гипродоре», я смогу и в сорок, и в пятьдесят. А сейчас... Знаете, каким был мой первый рабочий день на БАМе? Меня направили в геодезическую группу, и по пояс в снегу мы готовили строительную площадку для детского сада. Это был один из первых объектов в Золотнике.
    — Не подумайте, — продолжала она, — что все у нас необычно и что сами мы чуть ли не все герои. В действительности все проще.
    Иногда у ребят от усталости нет сил взяться за книги. Иногда у девчонок возникает отчаянное желание снять нашу таежную униформу, пройтись в нарядном платье, в красивых туфельках по светящемуся золотыми огнями проспекту Минска. Но вот прошел месяц, и я уже тоскую по Золотнике, по ребятам, по просеке, которая все дольше уходит в глубь тайги.
    Мы такие же, как все. И немножко непохожие. Я долго не могла понять — чем? Почему на комсомольских собраниях нет скучающих лиц? Почему на повестке дня нашего комитета комсомола не стоит вопрос о пассивных? Почему комсомольцев Золотинки так легко поднять на субботник, на любое интересное дело? А потом пришла в поселок песня о нас, о строителях Байкало-Амурской: «Вот бы прожить мне всю жизнь молодым, чтоб не хотелось покоя». Это очень хорошо сказано. Именно покоя без забот, волнений нам меньше всего хочется.
    Девушки БАМа... Трудолюбивые, скромные, чем-то схожие одна с другой, они всегда на переднем крае. И я убежден: в летописи великой магистрали будут среди героев их имена. Ведь именно они принесли на стройку века эстафету комсомолок 30-х годов, стахановок, ударниц первых довоенных пятилеток. Далекую дорогу на БАМ, неустроенность таежного быта, нелегкий, требующий больших физических сил и мужества труд — все они испытали и с честью продолжают сегодня эстафету славных традиций. Поэтому и пользуются на БАМе всеобщим уважением. А ребята отряда имени Николая Кедышко считают, что «нигде нет лучше невест, чем в нашей Золотинке». Потому и сыграно уже здесь много комсомольско-молодежных свадеб.
    — Мы еще до приезда на БАМ решили пожениться, но не регистрировались, боялись, что женатых не возьмут,— откровенно рассказывали мне Виктор и Тамара Сабатковские. — А вот приехали сюда и расписались. Конечно, на всю жизнь запомним свою свадьбу.
    Навсегда запомнят этот самый счастливый в своей жизни день Виктор Яковенко и Лидия Иванович.
    Раньше Виктор работал токарем в механическом цехе Минского станкостроительного завода имени С. М. Кирова, а в запасе имел еще профессии каменщика, монтажника. Был избран секретарем комсомольской организации цеха. Когда решил испытать себя в сибирской тайге, товарищи по бригаде не просто поддержали его, но и обязались выполнять за Виктора норму выработки. Он оправдал доверие — стал одним из лучших каменщиков Золотинки. Лида тоже приехала сюда из Белоруссии по комсомольской путевке и работает поваром в столовой.
    К их свадьбе готовился пойти весь отряд. Украсили лентами автобус, посадили на радиатор куклу и в солнечный воскресный день с ветерком помчали молодых в загс. А потом все сидели за празднично накрытыми столами в клубе. Молодых тепло поздравил начальник поезда Владимир Петрович Талоло.
    — Все присутствующие здесь хорошо знают, что вы оба прилежно и старательно трудитесь па своих рабочих местах и что вы крепко любите друг друга, — говорил он. — Вот почему нам вдвойне приятно и радостно поздравить вас сегодня с законным браком. Приятно еще и потому, что каждая новая семья в поезде — это стабильные кадры. А может, и навсегда корни пустите в этих местах.
    Вместе с тем не скрою, что каждая новая свадьба —это и новая забота дли нас, администрации поезда и руководства отряда. Потому что семейные люди испытывают потребность в жилье, а затем и в других услугах, таких, скажем, как детский сад и ясли. Все вы знаете, каким широким фронтом решаем мы сегодня задачи нашего благоустройства, и мы должны решить их в кратчайшие сроки. Ведь коллектив у нас молодежный. А где молодые, там, известное дело, и любовь, и свадьба, и новые семьи. Каждую новую семью, в том числе и вашу, мы обеспечим отдельной квартирой. Ну, а на первых порах полвагончика вам выделим.
    Говорят, у нас здесь, в Золотнике, любовь существует с коэффициентом и колесными, — под дружный смех и аплодисменты продолжал начальник поезда. — Иными словами: у нас здесь, в Золотинке, любят вдвое крепче и сильней, чем где-либо в другом месте земного шара. Именно такой любви и такого счастья я желаю вам, дорогие наши молодожены.
    Произносили тосты, кричали «горько», молодые охотно целовались. Было торжественно, весело и шумно.
    Строя великую дорогу, молодежь строит свое будущее, свою судьбу и счастье.
                                                         ПОЗЫВНЫЕ ШИМАНОВСКА
    Их разделяет расстояние примерно в пятьсот километров. И расположены они на двух противоположных точках БАМа. Поселок Золотника — на самой северной точке трассы мужества, а город Шимановск — па южной, в Амурской области. Однако у них много общего. Оба рождены БАМом, только Шимановск на год старше. Оба стремительно растут, развиваются и играют все более важную роль в судьбе магистрали.
    Золотника становится своего рода опорным пунктом северного участка пути. Здесь будет «прописана» крупная железнодорожная станция, через которую в 1978 году пройдут на юг тяжеловесные составы с углем, железной рудой и другими богатствами Якутии.
    Шимоновск — «тыл» грандиозной стройки, без которого немыслимо никакое наступление на тайгу. Именно там создается крупный комплекс строительной индустрии Байкало-Амурской магистрали. В него входят заводы железобетонных конструкций и ремонтно-механический, цехи по производству щебенки, керамзита. В перспективе намечается строительство заводов по производству облицовочных гранитных плит и синтетических материалов. На этих и других предприятиях будут трудиться тысячи рабочих, инженерно-технических работников. Значит, быть Шимановску крупным городом.
    И не случайно и нем, как и в Золотнике, сконцентрированы главные силы комсомольцев Советской Белоруссии, прибывших на строительство БАМа. Уже второй год строит жилые дома в Шимановске комсомольско-молодежная бригада Александра Никитенко. Раньше Александр работал в минском тресте № 15, участвовал в сооружении завода крупнопанельного домостроения в Шабанах. Был делегатом XVII съезда ВЛКСМ. В составе первого Всесоюзного ударного комсомольского отряда прямо со съезда отправился в Сибирь, па стройку века. Организовал бригаду, в состав которой вошли минчане — плотники Сергей Иванов, Михаил Лепко, Николай Лещенок, Иван Шеверга, брестчанин Владимир Сапогов, Олег Случак и Петр Забиран из Гомельской области, витеблянин Александр Гулькевич, а также девушки Раиса Куляева, Мария Устилко, Алла Плешко из Минской области. Всех троих ребята ласково прозвали «Чебурашками».
    Алла Плешко мечтала стать артисткой. Окончив десять классов, она поступила в Гродненское культпросвет-училище. Однако, поучившись там, решила: не мое призвание. По комсомольской путевке отправилась в далекий Шимановск. Там ей предложили место воспитательницы в детском садике. Мол, вы умеете петь, хором руководить, вам, как говорится, и карты в руки. Но Алла решила иначе: «Только па стройку». Вначале пришлось ей поработать подсобницей. И лишь потом овладела она премудростями профессии каменщика. «Мамочка и папочка, — написала Алла домой, — у меня получается. Вправду — получается! И я от этого счастлива».
    Прошло больше года. Как же идут дела у комсомольцев, возглавляемых Александром Никитенко? Как выдержали они первый, самый трудный экзамен в Сибири и что уже конкретно сделано? С этими вопросами я и обратился к ребятам в своем письме в Шимановск. И вот, уже будучи в Золотинке, получил ответ. Написал мне Владимир Сапогов, каменщик из бригады Никитенко. Он сообщил, что Александр сдает экзамены в Хабаровском политехническом институте, что дела в бригаде идут хорошо.
    «Помню,— пишет Владимир,— в Шимановске показали нам объект с незаконченным нулевым циклом и говорят: «Стройте 120-квартирный дом». Мы прикинули, посовещались и заявили: «Сдадим его на два месяца раньше срока, к 7 ноября (а начали работу 6 мая)». Ну, нас, конечно, на смех. Дескать, рядом строится 100-квартирный дом, который никак не могут закончить. Как бы и у вас так не вышло... Нет, думаем, мы же приехали па ударную стройку и работать должны по-ударному. Трудно пришлось сначала. Давали о себе знать перебои с поставкой материалов, да и с самой кладкой нужно было осваиваться, — кирпич здесь большего объема. Сначала приходилось оставаться па несколько часов после смены, чтобы дать нужную выработку, а потом все пошло как надо. Мы выполняли задания сначала на 130, а затем на 150 процентов. За месяц этаж «выгнали», а затем за такое же время — полтора этажа. Дом сдали, как и обещали, — к празднику Октября. Затем была ударная трудовая вахта в честь 30-летия освобождения Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков. Кстати, эту нашу инициативу поддержали около семисот посланцев комсомола Белоруссии на разных участках БАМа. Здесь, вдали от родных мест, мы стали одной семьей. Огромной радостью была для нас весть о присвоении Минску звания «Город-герой». Все горячо поздравляли друг друга.
    Вскоре мы вместе с бригадой Щербакова объявили ударную вахту в честь 70-летия Николая Островского, или, иначе говоря, корчагинскую вахту. Соревнование приобрело высокий накал. Мы так работали, дела шли так хорошо, что порой просто не хотелось уходить с объекта. Труд приносил каждому из нас вдохновение, огромное удовольствие. И не только нам. На строительстве дороги БАМ — Тында комсомольцы объявили ударный корчагинский месячник — в день две нормы! А это, как известно, помогло сдать первый участок магистрали на пять месяцев раньше срока.
    Когда Амурский обком комсомола подвел итоги, первое место присудили нам. За победу на корчагинской вахте нашей бригаде присвоено имя Николая Островского, чем мы очень гордимся.
    Сейчас у нас очень напряженная пора. Строим по методу Злобина 100-квартнрный дом. По плану его нужно сдать в декабре нынешнего года, а нашими социалистическими обязательствами предусматривалось сократить срок строительства на два месяца. Воодушевленные теплым поздравлением, которое Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев направил строителям магистрали в связи с досрочным вводом участка БАМ — Тында, мы пересмотрели свои обязательства и решили сдать дом на четыре месяца раньше срока.
    О нас, белорусах, здесь говорят, что мы строить и вообще работать умеем. Лучшей характеристики, оценки нашего труда и желать нечего. Мы сделаем вес, чтобы подготовить свой достойный комсомольский подарок XXV съезду КПСС».
    Шимановск — тыл великой стройки... Однако из письма видно, что там царит отнюдь не тыловое настроение. На всей огромной трассе БАМа кипит напряженная работа. Запевалами ударных дел выступают посланцы комсомола города-героя Минска и республики. Они остаются верными своему главному правилу: быть всегда впереди.
    Позывные Шимановска дошли до Золотники. Их услышали бойцы комсомольско-молодежного отряда имени Героя Советского Союза Николая Кедышко. Ознакомившись с письмом бригады Александра Никитенко, они приняли единодушное решение установить тесные связи с земляками, вызвать их на соревнование и вместе готовить весомые трудовые подарки предстоящему форуму коммунистов нашей страны.
    ...Позже, в канун 58-й годовщины Великого Октябри, я вновь получил письмо от Владимира Сапогова. Он с гордостью сообщал, что «наш 100-квартирный дом-красавец уже светится по вечерам окнами», что бригада переходит на новый объект и тоже намерена сдать его досрочно.
    Далее Владимир так рассказывал о своих личных делах:
    «Во-первых, я готовлюсь в вуз, во-вторых, пишу пьесу, в-третьих, я член рабкоровского поста газеты «Знамя юности». Ну, а самое главное — являюсь строителем БАМа».
                                                   СОКРАЩАЮТСЯ  РАССТОЯНИЯ..
    Знаете ли вы, как ждут писем в Золотнике и как получают их?.. Обычно почта приходит сюда в девять часов вечера. Но уже в восемь около вагончика, где временно разместилось отделение связи, становится многолюдно. Парни и девчата с нетерпением посматривают в сторону Амуро-Якутской магистрали. Ждут, когда свернет оттуда и направится в сторону поселка синяя машина с широкой белой полосой на крытом кузове.
    И вот она, наконец, показалась из-за поворота, и шофер лихо тормознул па вымощенной щебенкой улице. Его встречают как дорогого гостя. Дружно помогают выгрузить посылки и мешки с письмами, бережно несут их к вагончику. А там народу ужо столько, что яблоку негде упасть, но царят полный порядок и тишина. Пусть только проявит кто-нибудь излишнее беспокойство и нетерпение — на него глянут так, что мигом присмиреет. Наступает самый важный и торжественный момент — разбор почты. Громко звучат фамилии счастливчиков, и лес рук мгновенно передает им конверты. И все свободней становится в вагончике.
    Письма от родных и близких, от любимых и просто знакомых... Сколько радости и тепла приносят они с собой в тайгу строителям БАМа. И я уверен: если б собрать их в одну книгу, получилась бы на редкость богатая и интересная летопись комсомольской романтики, любви и дружбы, верности и испытания чувств, летопись гордости за первопроходцев и строителей величайшей в мире стальной магистрали.
    Отдельной, по-особому содержательной и интересной главой стала бы в этой книге так называемая деловая переписка. Она рассказала бы о том, что БАМ с самых верных своих шагов по сибирским просторам стал всенародной стройкой, что из всех уголков нашей необъятной страны протянулись к ному тысячи невидимых, но самых прочных в мире нитей.
    Учитывая насущную потребность строителей магистрали в могучих МАЗах, комсомольцы дважды орденоносного Минского автозавода взяли шефство над заказами для Байкало-Амурской магистрали. Они решили контролировать качество изготовляемой продукции для БАМа, следить за ее быстрейшей отгрузкой. Бригада водителей-испытателей, возглавляемая коммунистом Л. Тухто, обязалась досрочно сдать в отдел сбыта 100 сверхплановых самосвалов МАЗ-503А для стройки века и с честью сдержала слово. Широкую поддержку нашла инициатива., комсомольской организации цеха сборки и испытаний автомобилей по комплектованию библиотечек для бамовцев. Библиотека в Золотинке насчитывает уже почти 3 тысячи экземпляров художественной, политической литературы и учебных пособий, присланных из Белоруссии.
    Я помню, с каким интересом и настроением читали в отряде имени Николая Кедышко письмо заведующего сектором ударных комсомольских строек ЦК ЛКСМБ Валерия Скворцова. Он сообщал, что «в ставшую нам уже родной Золотинку из Белоруссии направляется еще одна группа добровольцев», а также о том, что республика оказала строителям БАМа большую материально-техническую помощь. «Грузы пойдут — успевайте только получать», — говорилось в письме.
    И они действительно пошли. Причем самые что ни есть разнообразные. Сверкающие свежей краской МАЗы и экскаваторы, прокат черных металлов и сортовая сталь, тросы, плотницкий, слесарный инструмент и многое другое  — всего не перечесть.
    — Значение таких поставок трудно переоценить, — говорил мне начальник производственно-технического отдела строительно-монтажного поезда № 578 Николай Иванович Дмитриев. — Ведь Белоруссия присылает наиболее дефицитные металлы и материалы, без которых нам никак не обойтись. Особенно сейчас, когда приступили к армированию входов в тоннель и строительству крупной промбазы, включающей в себя механические мастерские по ремонту техники, лесопильный и столярный цехи, гаражи. Передайте нашу глубокую благодарность всем, кто оказывает поезду шефскую помощь.
    Конечно, эта помощь носит не только технический характер. В адрес Золотники все чаще отправляются из Минска, Гродно, других городов и сел республики посылки с книгами, собранными в школах и организациях для строителей БАМа. Минский городской клуб самодеятельных художников подарил коллекцию произведений живописи, графики, резьбы по дереву. В посылку было вложено также теплое письмо. «Мы надеемся, — говорится в нем, — что эти наши скромные подарки будут экспонироваться в вашем клубе и напоминать вам о родной Белоруссии и ее столице — городе-герое Минске».
    Посланы также картины белорусских художников, отражающие героический труд строителей БАМа и удивительную красоту сибирского края, в частности Южной Якутии. Летом 1975 года Центральным Комитетом ЛКСМБ в Золотинку были командированы из Минска члены Союза художников БССР Леонид Марченко и Николаи Рыжиков, а также художники из Гродно Гарри Мазуров и Анатолий Горшковоз.
    За две недели пребывания в отряде они успели сделать многое — оформили въезд и главную площадь посёлка, административные здания и клуб, написали комплекс плакатов, отражающих боевой путь комсомола, оказали практическую помощь самодеятельным художникам отряда и солидно пополнили свой личный творческий багаж, увезя в портфеле многочисленные портретные наброски, эскизы, зарисовки, повествующие о лучших людях БАМа и их трудовых делах. Об этом же рассказывает и выставка фотографий корреспондента Гродненского телевидения Александра Лосминского, что открыта в здании ЦК ЛКСМБ.
    Сейчас в отряде имени Николая Кедышко создаются кружки художественной самодеятельности. И как нельзя кстати пришелся подарок комсомольской организации республики — набор музыкальных инструментов для эстрадного оркестра (три гитары, ударная установка, сакс и другие). С благодарностью приняли его в Золотнике. Ведь любят здесь песни и музыку, да еще как! Клуб бывает, как правило, переполнен, когда приезжают артисты из Якутска и Алдана или, скажем, энтузиасты художественной самодеятельности из соседнего Чульмана. В апреле 1976 года в связи с годовщиной отряда имени Н. Кедышко в Золотинке и Тынде побывала делегация комсомола Белоруссии, возглавляемая секретарем ЦК ЛКСМБ Борисом Савченко. Состоялись волнующие встречи с первопроходцами, лекции, беседы, концерты, в которых приняли участие мастера искусств Белоруссии.
    Мероприятиями по шефству республиканской комсомольской организации над БАМом предусмотрено ежегодно направлять па стройку века лауреатов премии Ленинского комсомола Белоруссии в области литературы и искусства, молодых литераторов, музыкантов, а также пропагандистов из числа видных ученых, лекторов, специалистов.
    Секретариат ЦК ЛКСМБ учредил переходящий вымпел для комсомольско-молодежных бригад Белорусского отряда имени Николая Кедышко. Первой его завоевала в соревновании бригада Василия Журавского.
    Широкую поддержку в Белоруссии получил почин московских строителей Н. А. Злобина, В. В. Копелева, Н. И. Морозовой организовать на базе своих бригад школы подготовки руководителей комсомольско-молодежных коллективов из числа добровольцев, направляющихся па строительство БАМа. Первыми в республике приступили к организации таких школ Герои Социалистического Труда, заслуженные строители Белорусской ССР бригадир каменщиков стройтреста № 1 Александр Матвеевич Громов и бригадир комсомольско-молодежной бригады маляров стройтреста № 17 «Лавсанстрой» Антонина Владимировна Шатухина.
    «Нам было бы намного труднее, если бы мы не чувствовали помощь, поддержку, дружеское участие родной Белоруссии», — пишет в ЦК ЛКСМБ комиссар отряда Николай Бондарев.
    В декабре 1975 года, будучи в командировке в Белоруссии, Николай Бондарев посетил Н-скуго воинскую часть КБВО. В тот день в части шло отчетно-выборное комсомольское собрание. Воины с большим подъемом обсуждали задачи по подготовке к достойной встрече XXV съезда КПСС. И вместе с тем все с нетерпением ждали выступления дорогого гостя — комиссара первого Белорусского отряда имени Герои Советского Союза Н. Кедышко. В этой комсомольской организации сложилась хорошая традиция: каждый третий уволенный в запас воин убывает на Всесоюзные ударные комсомольские стройки. Многие из бывших воинов части трудятся на БАМе. Поэтому выступление Н. Бондарева было встречено с особой теплотой.
    Комиссар начал свой рассказ с событий, которые происходят на стройке века. «У нас на БАМе есть традиции, которые мы утверждаем сами, — говорил он. — Наша молодость начинается с палатки и ударной вахты в честь XXV съезда КПСС. Пиши комсомольцы умеют трудиться, побеждать непроходимую тайгу, снега и морозы».
    На собрании было решено начать социалистическое соревнование между лучшей комсомольской группой части и лучшей бригадой отряда имени Н. Кедышко. Вручая комсомольский билет представителю этой группы комсомольцу С. Цибульскому, Николай Бондарев сказал: «Бригада, с которой вы будете соревноваться, задания на 250 процентов при отличном качестве работы. Возглавляющий эту бригаду комсомолец Василий Журавский сам является примером героического труда па БАМе. Такой же отдачи в ходе соревнования мы ждем и от вашей группы. Безупречно несите службу, совершенствуйте свое боевое мастерство, а мы будем трудиться еще лучше».
    Воины единодушно поддержали призыв Бондарева. Сразу же после собрания эта комсомольская группа заступила па боевое дежурство. Особенно хорошо нес службу комсомолец С. Цыбульский, который получил в этот день новый билет из рук комиссара. Задача была выполнена с перекрытием нормативов. Бамовский темп работы взят.
    ...Николаи Бондарев заметно волновался. Вместе с заведующим сектором ударных комсомольских строек ЦК ЛКСМБ Валерием Скворцовым он ехал к матери легендарного героя — Вере Павловне Кедышко. Вез ей с любовью оформленный бойцами альбом, рассказывающий о сегодняшних делах отряда па строительстве магистрали. Раньше в письмах сообщали ей о том, как трудятся и живут. А теперь решили дополнить рассказ фотографиями.
    Вера Павловна радушно встретила дорогих гостей. И вот они уже вместе сидят в уютной квартире, листают страницы альбома.
    — На этой фотографии бригада Павла Глухоторенко, — рассказывает Бондарев. — Зачислив в свой состав вашего сына Николая, она стала работать еще лучше. Норма Николая постоянно перевыполняется. Так что сейчас в нашем отряде не 540, а 541 строитель.
    — Спасибо вам. От всего сердца спасибо, — взволнованно говорит Вера Павловна. — Спасибо за ваш труд, за то, что работаете за моего сына Николая. Я счастлива, что он живет в ваших сердцах и тоже участвует и строительстве БАМа. Будьте всегда честными и мужественными, здоровыми и счастливыми.
    ...Белоруссия и Байкало-Амурская магистраль. Их разделяет около десяти тысяч километров. Далеко? Да, если исходить из расстояния. Но и — близко! Потому что тесные связи комсомола республики со строителями магистрали сокращают эти расстояния.
                                                           ПОДВИГ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
    С утра задождило. Небо все плотнее затягивалось свинцовой пеленой. Значит, не жди погоды. Само собой закрадывалось сомнение: а полетит ли сегодня самолет? Думалось о том, что не так-то просто будет сидеть и ждать летной погоды, когда настроен на далекую дорогу. Но зато непогода может отложить расставание с Золотинкой.
    Не предполагал я раньше, что к ней можно так привыкнуть, что столь близким станет для меня этот далекий уголок сибирской тайги. Правда, тогда еще не было сегодняшней Золотники. Были лишь синие вагончики среди сосен и лиственниц да первые фундаменты домов, проекты и планы. По вот прошло всего каких-то два месяца. Срок, прямо скажем, небольшой. Но и за это время я прочел в Золотнике удивительную книгу жизни, книгу ударного труда, мужества и романтики комсомольских сердец. На глазах вырос большой, благоустроенный поселок. Там, где весной стеной стояла тайга, красуются новые, «с иголочки» административные здания, жилые дома, столовая, детский сад, фельдшерско-акушерский пункт, магазины... Не верится, что все это построено за столь короткое время. Но факт, как говорится, налицо.
    Вновь и вновь вспоминаются мне стихотворные строки: «На страницах тайги паша юность напишет...» Как все-таки поэтично и образно сказано. Да, именно она, комсомольская юность оставляет «на страницах тайги» удивительные «автографы» — все новые километры стальной магистрали, красивые поселки, города. В этом видит она смысл своей романтики н во имя этого не жалеет сил. Потому и молодеет, преображается на глазах древняя сибирская земля.
    Добирался я к аэродрому на попутном МАЗе. Шофер Олег Кеснер оказался парнем бывалым, да к тому ж веселым и общительным. С гордостью рассказывал мне, как когда-то по комсомольской путевке строил в Туркмении канал имени В. И. Ленина, а потом махнул па Колыму, где начиналось сооружение крупной гидроэлектростанции. Дело зимой было. Морозы на Колыме доходили до шестидесяти градусов, После солнечной Туркмении дышать было невозможно.
    «Кое-кто из наших ребят подался назад, — рассказывал Олег. — Ну, а большинство выдержали. Потом многие, и я в их числе, попросились на БАМ. Понимаешь, не могли иначе. Ведь стройка века».
    На развилке дорог шофер вопросительно глянул в мою сторону. Свернем? Ну как не свернуть — всего в нескольких десятках километров от дороги находится Нерюнгринское месторождение коксующихся углей. И вот уже наш МАЗ, натужно взвывая мотором, медленно, но верно взбирается на высокую гору. На необычную, угольную гору. Да, земля Южной Якутии оказалась столь щедрой, что не стала прятать в недрах свое «черное золото», а оставила его в виде гор прямо на поверхности.
    На вершине машина остановилась. Внизу перед нами открылась фантастическая картина. В огромном глубоком кратере ярко блестели вымытые дождем глыбы антрацита. Два экскаватора дружно насыпали уголь в кузова БелАЗов, и они один за другим поднимались из карьера к разгрузочной площадке. Уже недалек час, когда к той площадке будет проложена железнодорожная ветка. А пока тяжелогруженые самосвалы берут отсюда курс к далеким и близким электростанциям, предприятиям, поселкам.
    На обратном пути мы заметили у кромки лесной дороги небольшой указатель. «Въезд в город» — гласила надпись на нем. Шофер резко затормозил. «Что еще за город, — в недоумении размышлял он. — Ведь поселок Нерюнгри остался позади». И вдруг его лицо осветилось улыбкой. Так вон, оказывается, в чем дело — на полянке под стройными соснами строители только что натянули две новенькие палатки. Что ж, пока указатель — всего лишь шутка. Но это лишь пока. Ведь города в тайге начинаются с палаток и таких вот указателей.
    ...Дождь не прекращался. Однако ЯК-40 уверенно взял разбег на взлетной полосе и плавно взмыл к облакам. Где-то далеко внизу, в синей дымке тайги остались дорогие для меня мест. Там живут и продолжают трудовой подвиг посланцы комсомола Советской Белоруссии, бойцы ударного отряда имени Николая Кедышко.
    Думалось о сранных превратностях времени: теперь перемены в Якутии связаны не с авиацией, так взволновавшей республику в двадцатые годы, а с железной дорогой, которая придет сюда в конце 70-х. Обязательно придет!
    Кажется, будто совсем недавно впервые прозвучало на всю нашу страну это короткое, емкое слово — БАМ. Стало известно, что Байкало-Амурская магистраль по объему строительно-монтажных работ, протяженности и сложности инженерных сооружений не знает себе равных в мире. Чтобы проложить трассу длиной 3145 километров с запада па восток и 450 километров с юга на север необходимо переместить 222 миллиона кубических метров грунта, создать 3200 искусственных сооружений, в том числе 140 мостов, каждый из которых длиной более 100 метров, пробить 4 тоннеля общей протяженностью 25 300 метров.
    Предусмотрено, что на 64 станциях вырастут благоустроенные поселки для служащих магистрали со всеми условиями городского комфорта — с клубами, школами, медицинскими учреждениями, кинотеатрами. Самые небольшие поселки будут насчитывать не менее 400-500 жителей, а крупные станции — по нескольку тысяч человек.
    Словом, программа работ грандиозная, небывалая по своим масштабам. Но и она, как говорится, нам по плечу. В этом никто из советских людей не сомневается. И вскоре БАМ стал поистине всенародной стройкой. Представители 71 национальности СССР съехались прокладывать магистраль века.
    Вновь подтвердилась добрая традиция советских людей, традиция Турксиба и Магнитки, Днепрогэса и Комсомольска-на-Амуре — сообща браться за большое и нужное дело. И нот уже воплощаются и жизнь, становятся убегающими в даль стальными рельсами, новыми поселками и городами грандиозные цифры проектов и планов.
    По-особому яркой и впечатляющей страницей в летописи БАМа стало соревнование строителей магистрали в честь XXV съезда КПСС. В разгар его со всех участков великой стройки шли, эхом отдаваясь по стране, рапорты трудовых побед.
    В сентябре 1975 года, на три месяца раньше намеченного срока, открылись «восточные ворота БАМа» — вступил в строй уникальный железнодорожный мост через Амур в районе Комсомольска, названный «амурским чудом». Вслед за этим событием последовало другое, не менее значимое — по новому мосту через Лену пошли первые поезда. Распахнулись западные ворота БАМа!
    Через два месяца на этом участке была одержана еще одна большая трудовая победа. Опередив все расчетные сроки, строители закончили прокладку стальной колеи от города Усть-Кута до поселка Звездный. Свершилось замечательное событие: на финише девятой пятилетки вступил в строй первый участок Байкало-Амурской магистрали протяженностью 64 километра.
    И вновь, как весной, в Тынде навстречу первому поезду вышел весь поселок. Праздничный. Ликующий. С флагами. С хлебом-солью. Вместе с почетными пассажирами в Звездный прибыли многочисленные гости. Среди них был летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза А. А. Леонов. Под аркой с надписью, «Принимай, Родина, трудовой подарок в честь XXV съезда КПСС» был торжественно забит «серебряный» костыль. Строители взяли новое обязательство: ввести в строй западный участок БАМа от станции Лена до Байкальского тоннеля па год раньше срока — в 1978 году.
    Всего на разных участках магистрали века в 1975 году было уложено 253 километра железнодорожных путей.
    На север, к якутскому меридиану, продвигается бригада монтеров пути Григория Гуреева. Она взяла обязательство досрочно, ко дню открытия партийного съезда, уложить рельсы между станцией Тында и разъездом Сивачкан протяженностью 25 километров и слово свое сдержала.
    В дни подготовки к XXV съезду КПСС отряд имени Николая Кедышко выступил с инициативой — развернуть социалистическое соревнование за право укладки первого, «золотого» звена на территории Якутской АССР. Этот почин был подхвачен всеми строительно-монтажными поездами северного участка магистрали. По плану к концу 1976 года нужно открыть рабочее движение поездов до станции Могот. Строители приняли встречные обязательства: уложить рельсы до разъезда Якут, осуществить выход к территории Якутской АССР, для которой появление первого поезда станет событием исторического значения. Для достижения такой волнующей цели требуется построить 53 моста, ряд других искусственных сооружений, уложить 79 километров пути, выполнить более 10 миллионов кубометров земляных работ. Рубеж не из легких. Однако и его решено перекрыть — протянуть рельсы еще дальше, до Нагорного.
    В канун 58-й годовщины Великого Октября в адрес ЦК ЛКСМБ пришло сообщение о повой большой победе отряда и всего коллектива поезда, одержанной в соревновании за достойную встречу XXV съезда КПСС. План строительно-монтажных работ завершающего года пятилетки был выполнен на два с половиной месяца раньше намеченного срока — 15 октября 1975 года.
    Каждый боец отряда, каждая бригада готовили свой личный трудовой подарок партийному съезду. И вновь, уже в который раз отличились и соревнующиеся плотники во главе с Василием Журавским. Опытные, трудолюбивые, готовые в любую минуту прийти друг Другу на выручку, они с комсомольским задором берутся за любое задание и с честью выполняют его. По-ударному, с мастерством и вдохновением трудятся Анатолий Верель, Александр Журавлев и другие комсомольцы. Все члены бригады могут сегодня по праву гордиться делами своих рук. Общежития, столовая, холодильная камера, теплый склад, овощехранилище, пожарное депо — таков их след в поселке. Бригада Журавского по праву стала лучшей среди 12 комсомольско-молодежных бригад поезда.
    Широким фронтом вели работы плотники Федора Ваканова. В честь партийного съезда они досрочно и с высоким качеством сдали в эксплуатацию столовую, школу, три общежития и другие объекты.
    С апреля по сентябрь трудились лесорубы во главе с Александром Диденко па вырубке просеки, чтобы на месте тайги прошла трасса железной дороги. Они с честью выполнили задание. Затем построили склад взрывчатых веществ и жилые дома для взрывников и снова принялись за новое, не менее трудное дело — стали рубить просеку для автомобильной дороги к станции Беркакит. Таков уж их девиз — быть всегда на самом трудном участке.
    По путевке Гомельского обкома комсомола прибыл на БАМ электросварщик Павел Глухоторенко. В Золотнике он быстро освоил плотницкое дело, возглавил бригаду. Ребята подобрались в ней дружные, работящие. Строили общежития, гаражи.
    Когда принимали обязательства в честь XXV съезда КПСС, Павел предложил:
    — Давайте зачислим в пашу бригаду Николая Кедышко. Будем выполнить за него норму, а заработанные деньги перечислять в фонд комсомола.
    Бригада дружно поддержала своего вожака. С тех пор каждый день незримо выходит вместе с ней па стройку легендарный герой-комсомолец Николай Кедышко.
    Богатый «урожай» собрали строители Золотники в конце лета и осенью 1975 года. В июле открылась амбулатория. В августе первые покупатели вошли в промтоварный и продовольственный магазины. В сентябре была сдана пекарня. «Наконец-то мы перешли на свой хлеб», — шутили в связи с этим строители.
    Заселены четыре жилых двадцатиквартирных дома, десятки семей справили новоселье в уютных, благоустроенных жилых домах. Ключи в первую очередь вручались тем, кто приехал па стройку с семьей, а также молодоженам.
    В день рождения комсомола — 29 октября — состоялось торжественное открытие клуба.
    Нарядный, еще пахнущий смолой и свежей краской зал был переполнен. Комиссар отряда Николай Бондарев от имени всех бойцов тепло поблагодарил строителей — плотников бригады Николая Романовского и штукатуров во главе с Андреем Козаком за отличный подарок молодежи. Затем состоялся концерт художественной самодеятельности. Звучали песни о БАМе, комсомоле, играл только что созданный оркестр «Спадчына». Особый успех выпал па долю солисток Софьи Емельяновой и Ольги Сазоновой, исполнивших «Где-то багульник на сопках цветет...». Их долго не отпускали со сцены.
     Любят бамовцы хорошую песню. В отряде побывала бригада агитпоезда «Комсомольской правды». Воронежский ансамбль «Лада» пел новую песню:
                                                Дорога железная,
                                                Как ниточка тянется,
                                                Кто слабый — не выдержит,
                                                Кто сильный — останется!
    Весь зал дружно подхватил эти слова. Полюбились они строителям магистрали.
    Кто слабый — не выдержит, кто сильный — останется... Сказано очень точно. Не каждому под силу экзамен БАМа. Выдерживают его сильные и стойкие люди.
    Будучи в Золотинке, я получил письмо от одного сомневающегося человека. «Вы пишете о героях стройки, говорилось в нем, а ведь там есть всякие люди и дела там, наверное, идут не так хорошо. Я вот слышал, будто...»
    Что можно ему ответить? Ни для кого не секрет, что в дружную, трудолюбивую семью бамовцев, к сожалению, попадают еще случайные люди, нарушители дисциплины, пьяницы, рвачи. Но их ничтожное меньшинство, и, конечно же, не они определяют облик стройки. К тому же, надо сказать, не церемонятся с ними на БАМе.
    Помню, как разбирали в отряде на совместном заседании администрации, постройкома и комитета комсомола одного из лодырей и поклонников «зеленого змия». Решение было единодушным: исключить его из состава отряда и уволить с работы, а также лишить права трудиться на других участках БАМа. Так поступают со всеми нарушителями морального кодекса строителей магистрали. И вместе с тем заботливо воспитывают молодежь на славных традициях рабочего класса страны.
    Центральный Комитет комсомола Белоруссии высоко оценил трудовой подвиг своих лучших посланцев.
    В связи с досрочным выполнением годового плана строительно-монтажных работ и присуждением коллективу СМП-578 за третий квартал 1975 года второго места в соревновании по Министерству транспортного строительства СССР Почетной грамотой ЦК ЛКСМБ награждены бригадир плотников, депутат Золотинского поселкового Совета, командир оперативного отряда Василий Журавский, бригадир плотинной Павел Глухоторенко, плотники, кандидат в члены КПСС Александр Ручкин и комсомолец Виктор Маскевич, лесорубы Михаил Михайлов и Николай Крюк, такелажники Владимир Мисяков и Виктор Клевко, маляр Зинаида Кулишкина, инженер производственно-технического отдела Валентина Макеева.
    На них, первопроходцев, победителен соревнования, равняются, с них берут пример молодые бойцы отряда.
    О больших успехах отряда имени Николая Кедышко шла речь па состоявшемся в декабре 1975 года пленуме ЦК ЛКСМБ, обсуждавшем вопрос о подготовке комсомольских организаций республики к достойной встрече XXV съезда КПСС.
    Говорят: первый добрый след —начало удачной дороги. Первым следом белорусских добровольцев в Южной Якутии стала Золотника, признанная на конкурсе одним из лучших поселков БАМа. Это ли не начало большой и удачной дороги, это ли не высшая честь и награда тем, кто строил новую Золотнику?!
    «Даешь Беркакит» — таков нынче главный лозунг отряда имени Николая Ксдышко, продолжающего наступление на север. 17 декабря 1975 года там высадился первый десант строителей СМП-578 во главе со старшим прорабом коммунистом Алексеем Павловичем Малинниковым.
    Ядро его составили две бригады — Василия Кударя и Виктора Щеглова. Обе они начинали строить новую Золотнику и снова стали первопроходцами.
    Вот что писала о их первых шагах в районе Беркакита газета «Индустрия Севера» в своем первом номере за 3 февраля 1976 года:
    «Под соснами ряды вагончиков — улица, вторая. В центре несколько собранных из щитов зданий. Тракторы, краны, автомашины грохочут вокруг.
    — Устраиваемся, — говорит старшин прораб СМП-578 А. Малинников.
    Под этим словом он подразумевает не только количество жилых и производственных зданий, но и, что не менее важно, становление коллектива строителей.
    Прораб Малинников высок, сухощав, шаг его размашист. Обходя поселок, он показывает на здания и с увлечением продолжает:
    — Здесь у нас склад, тут конторка, там магазин будет, а дальше школа встанет.
    В голосе прораба нет и тени сомнения, неуверенности, что может быть не так, как задумано. Малинников оптимист по опыту. Он строил станцию Золотинка, где сейчас есть все - и магазины, и школа, и клуб. Такой же поселок будет на Беркакитс, с той только разницей, что щитовые дома здесь решено собирать двухэтажными, чтобы сэкономить место, не губить тайгу. А она здесь — длинноствольный, с пышными кронами сосняк».
    Беркакит — будущая железнодорожная станция в районе новых крупных открытий, выдвигающих Южную Якутию в ряды крупных горнопромышленных районов планеты. Ведь там кроме запасов угля и железных руд имеются залежи других ценных сырьевых ресурсов. Южнее Алдана открыто, например, Селигдарское месторождение апатитов — сырья для производства фосфорных удобрений. Выявлены разнообразные запасы минеральных строительных материалов, а также десятки месторождений слюды. Ну, и золото, конечно, по-прежнему щедро дарит людям якутская земли.
    Станция Беркакит превратится со временем в своего рода геологический музей. Ведь здесь на погрузочных площадках можно будет увидеть почти все виды полезных ископаемых, поставленных на службу народному хозяйству страны.
    ...Прошло всего два года с того памятного дня, когда из Кремля, с XVII съезда ВЛКСМ отправился па строительство БАМа первый отряд добровольцев. Срок небольшой. А сколько сделано за это время... Ко дню открытия XXV съезда партии отряд строителей БАМа насчитывал уже 35 тысяч юношей и девушек. Знаменательно, что делегат съезда молодой коммунист Леонид Казаков первые километры пути в Москву проехал уже по магистрали Звездный — Усть-Кут, которую он строил вместе с другими первопроходцами.
    Героический труд строителей БАМа получил па XXV съезде КПСС высокую оценку.
    — Большое значение имеет сооружение Байкало-Амурской железнодорожной магистрали, — сказал в Отчетном докладе Генеральный секретарь ЦК КПСС товарищ Леонид Ильич Брежнев, — Кажется, еще совсем недавно первые строители нарушили вековечный покой глухих таежных мест. Теперь работа в разгаре. Досрочно открыто рабочее движение поездов на трассе БАМ — Тында, построено 70 мостов, проложено около 1200 километров автомобильных дорог, и строители наращивают темны работ.
    Разрешите мне от имени XXV съезда партии горячо приветствовать героические коллективы первопроходцев, труд которых ставит па службу Родине огромные природные богатства, дает новую жизнь обширным районам Сибири, Севера, Средней Азии и Дальнего Востока. Пожелаем им, товарищи, успехов в их трудных, но очень нужных стране делах.
    Бойцы отряда имени Николая Кедышко, как и все строители магистрали, с огромным интересом и подъемом встретили решения исторического XXV съезда КПСС.
    — Естественно, что в «Основных направлениях развития народного хозяйства СССР па 1976—1980 годы» нас особенно заинтересовали те строки документа, в которых говорится о начале формирования Южно-Якутского территориально-производственного комплекса, — сказал корреспонденту ТАСС комиссар отряда Николай Бондарев. — Ставится задача в кратчайшие сроки построить линию Тында —Беркакит.
    Мы хорошо понимаем, что от успеха нашей работы зависит досрочный ввод в эксплуатацию этого важного звена БАМа. А это позволит быстрее поставить на службу Родине природные богатства Южной Якутии.
    Работы разворачиваются все более широким фронтом. В город преобразован расположенный неподалеку, на угольном месторождении, поселок Нерюнгри. Его еще нет на карте, этого самого молодого города Южной Якутии, но он уже стремительно растет, расправляет плечи. Строить его, а также комплекс промышленных предприятий едут добровольцы из всех уголков страны.
    Сознанием своего высокого долга перед Родиной, высоким стремлением с честью выполнить задание партии и правительства живет сегодня каждый строитель Байкало-Амурской магистрали. Потому все уверенней и шире шагает она по сибирским просторам.
    ...Не долго осталось ждать, когда якутская земля услышит первый гудок тепловоза, когда пойдут оттуда на юг первые вагоны с углем, железом и другими бесценными дарами таежного края.
    Пройдет время, и славные дела, трудовой подвиг строителей Байкало-Амурской магистрали станут легендой. Ее будут передавать из поколения в поколение, как символ трудовой доблести и героизма советских людей.


                                                             РАДОК  У  ЛЕТАПІС
    Пасёлак Залацінка — сталіца. Першага ўдарнага беларускага атрада імя Героя Савецкага Саюза Кедышкі на будаўніцтве Байкала-Амурскай магістралі. Мне пашчасьціла пабываць там сёлета ў складзе дэлегацыі камсамола Беларусі, якая наведвалася да землякоў з нагоды першай гадавіны атрада. А аўтар кніжкі “Залацінка” журналіст Уладзімір Паўловіч пабываў на гэтай вялікай будоўлі летам 1975 года, калі на карце Якуцкай АССР яшчэ толькі вырысоўваліся контуры новага пасёлка будаўнікоў.
    Тое, што адбывалася тады ў далёкім сібірскім краі, побач з самай халоднай 60-й паралельлю, назаўсёды увойдзе ў гісторыю. Гісторыю Байкала-Амурскай магістралі, гісторыю камсамола Беларусі і ўсяго Ленінскага камсамола, а таксама ў біяграфіі кожнага са 136 першых беларускіх добраахвотнікаў. Таму што гэта быў пачатак. І першыя старонкі ў летапіс будаўніча-мантажнага поезда № 578, які сфарміраваны на базе Першага ўдарнага беларускага атрада.
    Яны прыехалі за тысячы кілямэтраў, каб пракласьці рэйкі праз непраходную тайгу і адначасова знайсьці сябе, выпрабаваць свае сілы ў сур’ёзнай і адказнай справе. А ў памяці яшчэ сьвежыя былі ўспаміны пра родны дом і хвалюючыя провады ў Мінску. На сустрэчу да іх прыйшла тады маці Героя Савецкага Саюза Мікалая Кедышкі Вера Паўлаўна. Словы на дарогу, з якімі зьвярнулася яна да юнакоў і дзяўчат, і сёньня ў кожнага ў памяці: “Дзеці мае дарагія, сыны і дочкі! Паклікала вас краіна — трэба ехаць, трэба будаваць, трэба ісьці наперад... Не бойцеся перашкод, сьмела крочце наперад, і вы пераможаце — праз тайгу, горы і рэкі пройдзе чыгунка. Працуйце за сябе і за майго сына Мікалая...”
    Тыя незабыўныя провады ў далёкую дарогу сталі для многіх юнакоў і дзяўчат шляхам у сапраўднае жыцьцё, першым нялёгкім і памятным шляхам у самастойнасьць. Уладзімір Паўловіч расказвае на старонках кнігі пра многіх з першапраходцаў, пра іх працоўныя будні. Чытаеш гэтыя старонкі і пераконваесься: пасланцы камсамола Беларусі з гонарам вытрымліваюць нялёгкія выпрабаваньні, сумленна выконваюць наказ Веры Паўлаўны Кедышка.
    Сёньня ў сьпісах байцоў атрада значацца імёны Герояў Савецкага Саюза беларуса Мікалая Кедышкі і якута Фёдара Папова, які ў кастрычніку 1943 года загінуў у баях за вызваленьне Лоеўскага раёна ад нямецка-фашысцкіх захопнікаў. А грошы, што выпісваюцца на іх, юнакі і дзяўчаты пераводзяць на будаўніцтва помніка героям. Так працягваецца сувязь герояў, часоў, традыцый. Працягваецца ў справах першабудаўнікоў чыгуначнай магістралі, якія за нябачана кароткі тэрмін пасьпелі пабудаваць у тайзе сучасны добраўпарадкаваны пасёлак, прызнаны лепшым на ўсім Цэнтральным БАМе. Вуліцы з вагончыкаў і зборна-шчытавых домікаў напамінаюць пра сувязь з роднымі мясьцінамі: праспэкт імя М. Кедышкі, Мінская, Гродзенская, Магілёўская вуліцы, імя герояў Брэсцкай крэпасьці. Маленькі куток Беларусі ў якуцкай тайзе, якая стала для беларускіх хлопцаў і дзяўчат другім домам.
    Аўтар кніжкі расказвае пра тое, як з першага дня пачалася і зараз мацуецца дружба байцоў-кедышкаўцаў з мясцовым насельніцтвам — эвенкамі і якутамі. Сумесныя мерапрыемствы і сьвяты, актыўная дапамога ў вытворчых справах — вось што характэрнае для сяброўскіх кантактаў жыхароў двух Залацінак. Старая Залацінка, у якой жывуць эвенкі і якуты — паляўнічыя і аленяводы, набыла свайго новага спадарожніка. Пяць кілямэтраў аддзяляюць яе ад новай Залацінкі, якую тут называюць беларускай. Але абедзьве яны жывуць дружна, агульнымі клопатамі. А накіроўвае справы Залацінак-сясцёр пасялковы Савет дэпутатаў працоўных, які сапраўды лічыцца інтэрнацыянальным. Дэпутатамі Савета сталі і прадстаўнікі будаўніча-мантажнага поезда № 578. Сярод іх — камісар атрада Мікалай Бондараў, брыгадзір сталяроў Васіль Жураўскі і іншыя.
    Расказваючы пра вытворчыя справы кедышкаўцаў, У. Паўловіч шмат увагі аддае і грамадзкаму жыцьцю ў атрадзе, паказу сацыяльнай актыўнасьці моладзі, авангарднай ролі ў сацыялістычным спаборніцтве камуністаў і камсамольцаў.
    А спаборніцтва тут і сапраўды дзейснае, тэмпы — ударныя, праца — самаадданая. Кожны з байцоў разумее, што Заходні ўчастак БАМа, які будуе БМП-578, надзвычай важны і неабходны. Ён адкрывае доступ да велізарных багацьцяў Паўднёвай Якуціі. Найпершая каштоўнасьць краю — вугаль. Нерунгрынскае месцанараджэньне, да якога вядуць чыгунку Тында — Беркакіт байцы беларускага атрада, адно з унікальных у сьвеце. Магутнасьць вугальнага пласта дасягае 70 мэтраў і больш, у той час як вугальныя пласты Данбаса вымяраюцца 0,45-2,5 мэтра.
    А калі дадаць яшчэ, што ў радыюсе некалькіх дзесяткаў кілямэтраў знойдзены багатыя залежы жалезнай руды, іншых карысных выкапняў, стане зразумелым, якая шчодрая тут зямля. Вось да гэтых багацьцяў і пракладаюць трасу пасланцы беларускай камсамольскай арганізацыі. І працуюць так, што самыя напружаныя пляны і сьмелыя прагнозы становяцца рэальнасьцю значна раней вызначанага тэрміну. Нават многае з таго, пра што піша ў кніжцы У. Паўловіч, сёньня ўжо не адпавядае сапраўднасьці: нават самаму апэратыўнаму жанру, бачыце, цяжка пасьпець за тэмпамі, якімі крочыць у жыцьцё Байкала-Амурская магістраль.
    Тое, пра што расказвае аўтар, безумоўна, стала ўжо гісторыяй. Але той гісторыяй, якая актыўна ўзьдзейнічае на сёньняшняе жыцьцё, дапамагае грамадзянскаму і маральнаму сталеньню маладога пакаленьня. Прыклад першабудаўнікоў БАМа зьяўляецца выдатным выхаваўчым сродкам, ён ярка сьведчыць аб вялікіх магчымасьцях савецкай моладзі, аб яе працоўнай самаадданасьці і багатым духоўным сьвеце.
    У. Паўловіч у сваёй кніжцы імкнецца паказаць чытачам не толькі размах будоўлі і грандыёзнасьць спраў, а і маральнае аблічча байцоў атрада, іх унутраны сьвет, думкі і пляны, імкнецца высьветліць тыя прычыны і ўнутраныя матывы, якія прымусілі сотні юнакоў і дзяўчат узьняцца са звыклых і абжытых месцаў і паехаць за тысячы кілямэтраў у бестэлевізарную тайгу. Гэта надзвычай цікавы момант, які зьдзіўляе многіх замежных журналістаў, што пабывалі на будаўніцтве магістралі веку. Вытокі гэтай незвычайнай на першы погляд зьявы і ўскрывае У. Паўловіч, расказваючы пра многіх байцоў беларускага атрада.
    Аўтар прыводзіць некаторыя адказы юнакоў і дзяўчат на пытаньне “Чаму вы вырашылі паехаць на БАМ?”. “Еду на БАМ, каб ведаць, што і мая праца ўліваецца ў працу маёй рэспублікі, каб дзеці мае ішлі такой жа дарогай”; “Хочацца праверыць сябе, быць гаспадаром сыбірскай тайгі і пакараць яе сваімі рукамі”; “Шчыра кажучы, я ўспомніў Паўла Карчагіна. Гэта быў мужны і моцны чалавек. Быў бы ён нашым сучасьнікам, ён не разважаў бы — ехаць яму ці не ехаць. І я таксама вырашыў не раздумваць”.
    Вось тыя матывы, якія прывялі на далёкі якуцкі мэрыдыян Васіля Жураўскага з Мазыра, віцябчан Фёдара і Мікалая Ваканавых, яшчэ зусім “зялёных” хлопцаў і дзяўчат з Беларусі. І прыехалі яны сюды не на дзень-другі. Многія ўсур’ёз падумваюць аб тым, каб застацца на абжытай якуцкай зямлі надоўга, перавезьлі ўжо сюды свае сем’і і гавораць пра жаданьне і далей сваімі рукамі асвойваць багацьці Сыбіры.
    Амаль 500 кілямэтраў аддзяляе пасёлак Залацінку, які разьмясьціўся на самай паўночнай частцы БАМа, ад горада Шыманоўска, што на поўдні магістралі, у Амурскай вобласьці. Аднак у гэтых населеных пунктаў шмат агульнага: абодва народжаны БАМам, у абодвух жывуць камсамольцы з Беларусі. Калі ў Залацінцы разьмясьціўся будаўнічы атрад, поўнасьцю сфарміраваны з прадстаўнікоў беларускай моладзі, то ў Шыманоўску працуе зводны атрад імя XVII зьезда ВЛКСМ. У яго складзе таксама нямала хлопцаў і дзяўчат з Беларусі. Тут таксама пабываў У. Паўловіч і пра свае знаёмствы і сустрэчы расказвае на старонках кнігі.
    У Шыманоўску, як і на ўсім БАМе, добрая слава ідзе пра камсамольска-маладзёжную брыгаду, якую ўзначальвае Аляксандр Нікіценка. На БАМ паехаў Аляксандр проста з XVII зьезда ВЛКСМ, дэлегатам якога зьяўляўся. А да гэтага працаваў у мінскім трэсьце № 15. Брыгада Нікіценкі — адна з лепшых на БАМе, яна ўдастоена пераходнага Чырвонага сьцяга “Героі пяцігодак, вэтэраны працы — лепшаму камсамольска-маладзёжнаму калектыву». Другі такі сьцяг (іх усяго 5 у будаўнікоў магістралі) уручыў сёлета сакратар ЦК ЛКСМБ Барыс Саўчанка ў час сьвяткаваньня гадавіны беларускага атрада брыгадзе Паўла Глухатарэнкі. Так што беларусы-бамаўцы дастойна трымаюць гонар рэспубліканскай камсамольскай арганізацыі, якая ўручыла ім пуцёўку на самы пярэдні край, на вялікую і адказную будоўлю стагодзьдзя.
    У сваёй кнізе У. Паўловіч расказвае і пра цесныя сяброўскія сувязі камсамольскіх і піянэрскіх арганізацый рэспублікі з будаўнікамі БАМа, пра шэфскую дапамогу. Для камсамольскіх арганізацый рэспублікі стала абавязковым правіла: “Заказы для БАМа — датэрмінова і выдатнай якасьці”. У гэтым дэвізе яскрава праяўляецца глыбокі сэнс слоў: БАМ будуе ўся краіна.
    На XVII зьезьдзе ВЛКСМ Генэральны сакратар ЦК КПСС Л. І. Брэжнеў гаварыў: “Байкала-Амурская магістраль прарэжа векавую тайгу, пройдзе там, дзе ляжаць велізарныя багацьці, якія трэба паставіць на службу Радзіме. Тут будзе створаны новы вялікі прамысловы раён краіны, узьведзены новыя гарады і пасёлкі. Мы цьвёрда ўпэўнены, што камсамольцы, моладзь унясуць свой дастойны ўклад у гэту грандыёзную будоўлю. Эстафэту Камсамольска-на-Амуры, Магніткі і Турксіба, Днепрагэса і цаліны, Брацка і КамАЗа яны пранясуць па новых, яшчэ не асвоеных прасторах Сыбіры”.
    Сёньня пляны партыі становяцца рэальнасьцю. І ажыцьцяўляюць іх камсамольцы і моладзь сямідзесятых — пакаленьне прадаўжальнікаў слаўных традыцый бацькоў. І, як зазначае ў прадмове да кнігі сакратар ЦК ЛКСМБ Б. Саўчанка, Залацінка — гэта старонка летапісу цудоўных працоўных зьдзяйсьненьняў камсамольцаў Беларусі на Ўсесаюзнай ударнай камсамольскай будоўлі — Байкала-Амурскай магістралі.
    Аб гэтым цікава расказвае кніга У. Паўловіча “Залацінка” — першая кніга пра будаўнікоў БАМа, пасланцоў камсамола Беларусі.
    Анатоль Бутэвіч.
    /Маладосць. № 12. Мінск. 1976. С. 166-168./